Весь многоликий Перу + остров Пасхи

  • Река змеится анакондой…
    Из ада в рай? Из рая в ад?
    Скажи с небес, парящий Кондор,
    Что видишь в сердце древних Анд?

    Что зришь в руинах Мачу-Пикчу
    Под чёрным матовым крылом?
    Ты прокричи о тех нам притчу,
    Что в вековой ушли разлом.
    С. Соколов

Краткая информация по туру

Турфирма: Конкорд Трэвел

Туроператор: Перу Авентура (Peru Aventura) + AKU AKU

Даты поездки: 19.09.2013-01.10.2013

Основные пункты путешествия: Лима – Куско – Мачу-Пикчу – Ольянтайтамбо – Пуно – Паракас – остров Пасхи

Ну что ж, вот я и добралась до рассказа о своей самой главной и яркой поездке – по состоянию на сегодня, конечно, т.к. хочется верить, что лучшее ещё впереди.

Идея поехать в Перу и на остров Пасхи зрела в моей голове давно, ещё с детства, и, в итоге, оформилась в конкретную мечту. Интересовали меня, главным образом, четыре места: город инков Мачу-Пикчу, озеро Титикака, пустыня Наска с загадочными рисунками и тот самый остров, что ещё называют «пупом Земли». Обо всём этом нам рассказывали в школе, а я в своё время также прочитала книгу Всеволода Овчинникова «Своими глазами» про Перу и несколько любопытных статей Мулдашева об острове Пасхи.

Какое-то время подобная поездка казалась мне неосуществимой: дорого, далеко, страшно, в конце концов. Однако в 2013 году всё как-то так удачно сложилось, желания совпали с возможностями, и я решилась, т.к. упускать такой шанс было нельзя. В частности, мне удалось найти тур, в программу которого входило посещение всех названных мною мест, а также много других захватывающих экскурсий. Я купила путёвку и стала готовиться к самому дальнему в своей жизни путешествию.

Подготовка заключалась в сборе информации о стране (точнее, странах, поскольку остров Пасхи – территория Чили): об особенностях климата, традициях, населении, основных опасностях и мерах предосторожности. Кроме того, я прочитала известную книгу Тура Хейердала «Аку-Аку», посвящённую его экспедиции на остров Пасхи, чтобы знать, на что там обратить особое внимание, тем более что экскурсия на острове должна была быть на английском языке, и могли возникнуть трудности с переводом.

Первым непростым испытанием в этом путешествии стал перелёт. Как и до Мехико, я летела в Лиму компанией «Air France» с пересадкой в Париже. Общее время в пути составило около 17 часов. К счастью, обошлось без задержек, отмен рейсов и потерь багажа, а в Лиме меня встретили представители принимающей стороны и отвезли в гостиницу.

В самолёте мы чудесным образом пересеклись с одним профессором из Петербурга: он, как и я, летел в Лиму через Париж. Звали профессора Кирилл (отчество я, к сожалению, не запомнила), и направлялся он на какую-то научную конференцию в Лиме – по приглашению. Вместе лететь было уже гораздо веселее, и за разговорами дорога показалась не такой долгой и утомительной.

Когда мы прибыли, в Перу был ранний вечер, и на прогулку по окрестностям я решила отправиться уже утром, т.к. весь следующий день у меня был свободен. В отеле обнаружился вполне сносный Wi Fi, и я написала письмо домой, чтоб за меня не волновались. А впереди было 12 увлекательнейших дней!!!

Города и достопримечательности

Лима – день первый

Лима – столица Перу, город на побережье Тихого океана. Основанная испанскими колонизаторами в 1535 году, Лима первоначально называлась «городом вице-королей». Население Лимы вместе с пригородами составляет около 9 млн. человек (здесь и далее – данные Википедии), или около трети жителей всего Перу, а площадь города – 804 км2.

Название «Лима», скорее всего, образовалось от имени реки Римак, в долине которой расположен город, но есть также версия, что оно возникло от одноимённого названия растения, в изобилии растущего в этой местности.

Особенность климата Лимы – практически полное отсутствие дождей, вместо которых над городом большую часть года висит туман – гаруа. Здесь почти не бывает сильной жары или холодов, но зато очень влажно и промозгло.

Ещё вечером, заселившись в отель, я почувствовала, что в номере как-то непривычно холодно: отопления нет, и к ночи становится совсем некомфортно. Пришлось потеплее одеться и закутаться в одеяло.

Утром же после завтрака я пошла прогуляться. Вообще Лима – чрезвычайно опасный город в плане криминала, и одному (а тем более одной) по нему лучше не ходить; даже в такси не советуют садиться без сопровождающих, т.к. случаются кражи людей со всеми вытекающими отсюда последствиями. Однако это не относится к району Мирафлорес, где живёт основная масса туристов – тут довольно спокойно, во всяком случае, в светлое время суток.

В отеле мне дали небольшую карту-схему района, и, ориентируясь по ней, я сначала дошла до нескольких симпатичных сквериков в деловом центре, а потом вышла к Тихому океану. Мирафлорес расположен на возвышении, и оттуда открываются потрясающие виды на океан. Если идти по дорожке вдоль набережной, то можно дойти до так называемого парка Любви с необычной композицией в центре: огромная скульптура «Поцелуй», изображающая страстно целующуюся пару «андских влюблённых».

Налюбовавшись видами океана, я повернула обратно к гостинице, но тут объявился мой давешний знакомый профессор, с которым мы обменялись телефонами на всякий случай. Кирилл проживал неподалёку, и у него тоже был свободный день. Мы вообще первые дни шли, что называется, параллельными курсами :) Так вот, он предложил вместе съездить на такси в центр Лимы на самостоятельное ознакомление с городом. Я согласилась, т.к. вдвоём — всё же не в одиночку, а в Мирафлорес смотреть уже было нечего.

И вот, мы уже на площади Оружия, где находятся Дворец правительства, мэрия, Архиепископский дворец и, конечно же, Кафедральный собор Лимы. Здания очень красивы, выполнены в типичном колониальном стиле, и на многих можно увидеть резные балконы, являющиеся визитной карточкой Лимы. Как нам на следующий день рассказали на экскурсии, такие балконы делались для того, чтобы благородные девушки могли выходить на них, не закрываясь при этом от окружающих. Также эти балконы ещё называли «сплетницами» — за то, что под ними, в тени, люди часто останавливались побеседовать, и стоящему сверху был прекрасно слышен весь разговор.

На зданиях в Лиме в большом количестве встречаются национальные флаги – здесь прослеживается аналогия с Мехико. Однако если сравнивать площадь Оружия с площадью Сокало – центральным местом Мехико, то площадь Оружия имеет гораздо более опрятный, праздничный и законченный вид. Здесь меньше мусора и больше порядка.

Мы с профессором направились дальше — к площади Сан-Мартина, сфотографировав по пути монастырь Санто-Доминго, памятник какому-то мальчику и многочисленные резные балконы на зданиях – на любой вкус и цвет. Заплутать мы не боялись, т.к. ориентировались по подробной карте Лимы, которую где-то раздобыли.

На площади красуется конная статуя Хосе Сан-Мартина – перуанского борца за свободу и справедливость. Чуть ниже основной статуи на памятнике изображен образ Родины-матери, на голове которой сидит… маленькая лама. Как потом выяснилось, это ошибка скульптора, перепутавшего корону с ламой, т.к. оба слова пишутся одинаково — «llama». На площади также расположены здания Национального клуба и гостиница, все постройки в светлых тонах и сливаются в один великолепный гармоничный ансамбль.

Погода в тот день стояла прохладная, всё небо было затянуто облаками, через которые солнцу никак не удавалось прорваться. Мы ещё немного прошлись – мимо дворца правосудия и нескольких церквей, пока, наконец, не набрели на более-менее приличное кафе, чтобы пообедать. Меню было на испанском, которого не знали ни я, ни Кирилл, но вместе с официантом как-то разобрались. Я взяла мясо с картофелем фри, рисом и овощами и местную Кока-Колу под названием «Inca Kola». Порция оказалась большой и сытной, а Inca Kola по вкусу напомнила мне наш «Буратино».

Дело шло к вечеру, но перед тем, как вернуться в Мирафлорес, мы решили заехать в парк фонтанов – Park of the Reserve, где каждый вечер проходят свето-музыкальные шоу. Добирались до парка на скоростном автобусе (!) El Metropolitano: вход в эти автобусы осуществляется со специальных платформ, как в метро. Сколько стоил проезд, я не запомнила: мы чем-то так понравились водителю, что он провёз нас бесплатно. Чудеса!

Билет в парк фонтанов стоил 4 соля (тогда это было меньше 50 рублей) – копейки, в общем. Внутри необычайно красиво! Не успели мы налюбоваться постоянно меняющейся подсветкой фонтанов, как началось лазерное шоу – и началось оно с музыки… Чайковского! Это было неожиданно, но чрезвычайно приятно, сразу как будто Родиной повеяло. Шоу заключается в том, что на самом большом фонтане с помощью лазерной проекции отображаются различные видеозарисовки: сначала под музыку из «Лебединого озера» и «Щелкунчика» танцует балерина, потом следует зажигательный испанский танец, после него под индейскую песню «El Condor pasa» появляется летящий кондор и т.д. В такт музыке ведут себя и струи воды. Вся программа длится минут 20 и потом через некоторое время повторяется. Людей собирается много, но если прийти заранее или потолкаться, то можно занять хорошее место и всё увидеть.

Помимо больших фонтанов, в парке есть и маленькие фонтаны-шутихи: они то выключаются, то включаются и бьют в непредсказуемых направлениях. Около них полно мокрых и радостных детей; дети, видимо, закалённые, т.к. лично я в мокрой одежде окоченела бы там в одно мгновение.

Нагулявшись по этому замечательному парку, мы вернулись в район Мирафлорес, переполненные впечатлениями, и разошлись по своим гостиницам. Так прошёл первый день в Перу – он оказался намного более содержательным, чем я могла предположить с утра.

Лима – день второй

После завтрака в гостинице, наконец, собралась вся наша группа, состоявшая из восьми человек. Мы погрузились в микроавтобус с водителем по имени Гильермо (он же встречал меня в аэропорту) и поехали на экскурсию по Лиме.

Первую остановку мы сделали в том самом парке Любви, где я гуляла в первый день. Над городом по-прежнему висел туман, и противоположный берег терялся в дымке. Оттуда нас повезли к древней пирамиде Уака Пуяна, раскопанной при строительстве дома. Здесь вообще довольно часто при строительстве находят разнообразные древности, и эта пирамида – одна из многих. Подобные находки, обнаруживаемые глубоко под землёй, учёные относят к эпохе ещё до инков, приходя к выводу, что племена, жившие до инков, были гораздо более «продвинутыми» в техническом смысле, чем сами инки.

На пирамиду Уака Пуяна нам пришлось смотреть из-за забора, т.к. проход на территорию был запрещён. Мы сфотографировали, что смогли, из-за ограждения и отправились дальше, в район Сан-Исидро, что расположен по соседству с Мирафлорес.

Раньше в Сан-Исидро выращивали оливки, и здесь сохранилось несколько очень старых деревьев, к которым нас и привезли. Особо ничего интересного в этом районе нет, но он почему-то входит в экскурсионную программу по Лиме – видимо, для общего ознакомления.

Лима очень неоднородна и вполне может быть названа «городом контрастов»: наряду с ухоженными, благоустроенными районами здесь имеют место и откровенные трущобы, на которые и издалека-то страшно смотреть, красивая архитектура центра города сменяется полуразваленными постройками в районах по соседству. Большое количество домов в ветхом состоянии связано с тем, что они находятся под охраной как культурное достояние и разрушать их нельзя, а для реставрации у жильцов нет ни средств, ни желания.

Где-то к полудню мы приехали в центр Лимы, экскурсия началась с площади Сан-Мартина (где мы уже побывали с Кириллом в первый день). Наша гид Елена (русская, живущая в Перу уже 17 лет) рассказала про памятник на площади и историю с ламой на голове Родины-матери. Затем мы переместились на площадь Оружия, на которой шла активная подготовка к каким-то мероприятиям: в центре устанавливали сцену, настраивали освещение, ставили палатки. Людей на площади ощутимо прибавилось, по сравнению с предыдущим днём, все что-то оживлённо обсуждали или фотографировали. Неподалёку дежурили сотрудники полиции, они с удовольствием фотографировались со всеми желающими, и мы, конечно, тоже поспешили запечатлеть себя на фоне стражей порядка.

Елена обратила наше внимание на Кафедральный собор, представляющий собой некий образец смешения стилей: каждый раз, когда реставрировали какой-нибудь его элемент, то использовали тот стиль, который тогда был популярен. В результате получилось то, что вы видите на фотографии.

Надо сказать, что с гидом нам очень повезло: Елена рассказывала много и интересно. В частности, мы узнали про герб Перу, на котором изображены дерево хина (символ разнообразия растительности Перу), викунья (знак богатого животного мира) и рог изобилия (символ того, что в стране много полезных ископаемых). И ещё один занятный факт, связанный с голосованием: Перу – демократическая республика, и каждый её житель, достигший определённого возраста, просто обязан голосовать при проведении выборов; проголосовавшим на специальный документ наклеивают соответствующий ярлычок, без которого человек не сможет взять кредит, выехать за границу, а ещё и будет вынужден заплатить штраф. Такой, вот, закон.

От площади Оружия мы дошли до мужского монастыря Сан-Франциско – одного из крупнейших в Латинской Америке. Монастырь этот известен своими катакомбами, где раньше принято было хоронить людей, т.к. считалось, что они тогда оказываются ближе к Богу. Тела клали в могилы друг на друга, без гробов – просто в саванах. После эпидемии чумы эту практику решили запретить, но люди всё равно тайком относили тела родственников в монастырь. В результате в катакомбах скопилось огромное количество костей и черепов; часть лежит в ящиках, из остальных выложены геометрические узоры – особо впечатлительным туда, наверное, ходить не стоит. В настоящее время в монастыре хоронят только монахов.

В этом месте, однако, есть, что посмотреть и помимо катакомб: центральный неф с красивыми узорчатыми потолками, библиотека, религиозный музей. Все картины в монастыре – подлинники, в том числе «Тайная вечеря» работы Диего де ла Пуэнте.

Доминирующей религией в Перу является католицизм, насаждавшийся тут с момента прибытия испанских конкистадоров. Индейцев было очень трудно заставить перейти в католическую веру, и поэтому испанцы прибегали к разнообразным ухищрениям: они размещали над ликами своих святых изображения солнца, священного для индейцев, украшали храмы зеркалами, чтобы сделать их ярче. Сегодня католиков в стране подавляющее большинство, однако, как рассказала Елена, эта религия постепенно теряет здесь своих приверженцев.

Само здание монастыря Сан-Франциско выстроено в неоклассическом стиле и украшено ажурными барельефами. Во внутреннем дворе летает множество голубей, что мгновенно вызывает ассоциацию с площадью святого Марка в одном всем известном городе. Некоторые туристы их кормят, а некоторые пытаются напугать, чтобы сделать фото на фоне собора и разлетающихся во все стороны птиц.

Покинув монастырь, мы направились в музей золота и оружия. Музей этот основан частным коллекционером и заслуживает самых восторженных отзывов. Представленные экспонаты поражают воображение, особенно меня впечатлила оружейная часть: там можно увидеть и древние клинки, и современные пистолеты, и личные мечи японских императоров, и собственные револьверы разных президентов. Коллекция продолжает пополняться, т.к. многие известные деятели жертвуют музею образцы оружия из личных собраний.

Среди экспонатов золотой коллекции выставлена посуда, украшения, предметы религиозного содержания, золотые посмертные маски. А ещё в одном из залов представлены человеческие черепа со следами от трепанации или со вставленными зубами из горного хрусталя – свидетельство того, что древние индейцы (или не индейцы?) владели техникой проведения сложнейших операций.

Как всегда, после посещения подобных музеев древностей вопросов остаётся больше, чем ответов. Многие загадки индейцев так и не разгаданы: например, как им удавалось делать удивительно прочные ткани, сохранившиеся по сей день, или создавать краски, до сих пор не потерявшие яркость? Уникальные технологии плавки металлов и спаивания золота с серебром (!), техника изготовления тончайших ювелирных украшений, сложнейшие операции по трепанации черепа и имплантации зубов, — всё это, выходит, знали и умели делать индейцы. При этом наряду с изделиями чрезвычайно тонкой работы в музее можно увидеть и довольно грубо, топорно сделанные вещи, что никак не вяжется друг с другом. Отсюда возникает гипотеза, что существовали какие-то люди до инков, умевшие творить самые настоящие чудеса, а сами инки уже ничего подобного создать не могли. Подтверждения этой гипотезы мы ещё найдём во многих других местах, но об этом позже.

Фотографий из музея у меня, к сожалению, нет, т.к. официально снимать там запрещено. Так что искренне желаю вам съездить туда самостоятельно и увидеть всё своими глазами.

Наша экскурсионная программа на этом закончилась, мы где-то перекусили и вернулись в отель. На вечер нам предложили поездку в парк фонтанов (по-моему, бесплатную) – все, разумеется, согласились. В означенное время приехал Гильермо и отвёз нас в тот самый парк. Лазерное шоу шло всё то же, но я с удовольствием посмотрела его ещё раз – красиво, да ещё музыка какая! Пожалуй, это был для меня момент абсолютного счастья: собралась, наконец, наша замечательная группа путешественников, всё самое интересное впереди, а вокруг звучит музыка Чайковского – были бы крылья, я бы взлетела.

По возвращении в гостиницу я стала собирать чемодан – на следующий день мы покидали Лиму и улетали в Куско, на высоту 3 360 м.

Куско

Куско – город на юго-западе Перу с населением около 319,4 тыс. чел. (2002). Это город с богатой историей, во времена Империи Инков Куско являлся её столицей. В самом Куско или в непосредственной близости от него находятся такие значимые памятники индейской цивилизации, как Храм Солнца, Саксайуаман, Ольянтайтамбо, отсюда же отправляется поезд до Мачу-Пикчу.

Наш рейс Лима – Куско авиакомпании «Peruvian» должен был состояться в 10 утра, но самолёт по каким-то причинам задержали часа на полтора. Полёт занял примерно 2 часа, и где-то в полвторого дня мы были на месте. Город расположен в горной долине на высоте 3 400 – 3 500 м над уровнем моря, и рейсы туда, как нам потом рассказали, выполняют только высокопрофессиональные пилоты, т.к. место для посадки ограничено и малейшая ошибка может привести к крушению. Хорошо, что я об этом не знала, сидя в самолёте :)

Когда мы вышли из аэропорта, сразу почувствовали, что находимся на высоте: хотелось чаще и глубже дышать, а при быстрой ходьбе начинала кружиться голова. От так называемой горной болезни здесь можно купить специальные таблетки под названием Sorojchi Pills (их реклама, кстати, видна на фотографии), также помогает чай с листьями коки. Таблетки, по-моему, никто из нас не покупал, а вот чаем нас угостили сразу же по прибытии в гостиницу. По вкусу этот чай напоминает отвар ромашки, никакого особого эффекта от него я не ощутила, но могу сказать, что чувствовала я себя в Куско отлично.

Итак, из аэропорта мы поехали заселяться в отель, а чуть позже туда подошла наша гид по Куско Ольга. Ольга сопровождала нас все три дня и оказалась превосходным экскурсоводом; она приехала в Перу из России 7 лет назад и с тех пор живёт и работает в Куско, зная о нём уже всё, что только можно.

Храм Солнца Кориканча

Наша первая экскурсия была в Храм Солнца Кориканча. Кориканча являлся важнейшим храмом Империи Инков, но пришедшие в 1533 году конкистадоры его разрушили и построили на фундаменте свою церковь. Они разобрали некоторые стены постройки инков, а потом как бы заново их собрали, однако так же ровно и без единого зазора, как было у инков, сделать не получилось.

Каменная кладка инков – явление уникальное и пока необъяснимое. Она характеризуется следующими основными чертами: отсутствие какого бы то ни было раствора, идеально подогнанные друг под друга каменные блоки, наличие в камнях креплений типа «папа-мама» и удивительных миллиметровых углублений. Удивительных, потому что непонятно, как и зачем их делали; до сих пор не выяснено, как вообще индейцам удавалось так обрабатывать камни, чтобы получать необходимую форму и делать в них различные отверстия и выемки. Может быть, они умели переводить камень в «мягкое» состояние, работали с ним, а потом снова делали твёрдым; может быть, была другая технология – мы не знаем. А может быть, это вообще делали не инки, потому как, если это всё-таки инки, то возникает вопрос, почему испанцы не переняли их технологию? Ведь она словно канула в Лету, хотя инки жили не так уж и давно, всего-то пять веков назад…

Империя Инков существовала с XI по XVI вв. и занимала территорию современных Колумбии, Боливии, Эквадора, Перу, северной части Аргентины и Чили. Завоевание инков испанцами во главе с Франсиско Писарро во многом схоже с завоеванием ацтеков Кортесом, произошедшим немногим ранее. Между различными индейскими племенами постоянно шли междоусобицы, которые ослабляли Империю и позволили испанцам достаточно легко её покорить. После этого индейцы не раз поднимали восстания против захватчиков, но успеха они не имели. Последний крупный мятеж был организован бывшим испанским ставленником, провозгласившим себя потомком правителя Тупак Амару и перешедшим на сторону индейцев, и закончился казнью предводителя на центральной площади Куско.

Экскурсия по Храму Солнца длилась всего час, но этого хватило для того, чтобы мы все оказались под впечатлением. Дальше было ещё круче: нас ждал Саксайуаман.

Саксайуаман

Саксайуаман – бывшая крепость на окраине Куско, от которой, к сожалению, остались лишь руины, т.к. испанцы использовали её под каменоломню и разобрали большую часть строений. Но и этих руин достаточно, чтобы смотреть на них, разинув рот и округлив глаза.

Сохранившиеся фрагменты стен сделаны из огромных каменных глыб – многоугольников разной формы, идеально плотно подогнанных друг к другу. Такие укрепления обладали феноменальной прочностью и могли выдержать даже сильные землетрясения. Некоторые камни просто гигантские, и в голове никак не укладывается, что люди шесть веков назад (крепость начали строить в XV в.) умели так ловко с ними обращаться.

Если забраться повыше и посмотреть на противоположные склоны, то можно увидеть ещё одну удивительную картину: кажется, что по холму напротив кто-то прошёлся гигантским шпателем, оставив такие большие, как бы «смазанные» каменные полосы.

Саксайуаман расположен над Куско, на высоте 3 700 м, и со специальной смотровой площадки открываются потрясающие виды на долину Куско, в том числе очень хорошо просматривается центральная площадь Оружия с Кафедральным собором. Однако высота отрицательным образом сказывается на физических возможностях. Поднимаясь по склонам наверх, нам не раз приходилось останавливаться, чтобы отдышаться: сердце колотилось как сумасшедшее, в ушах звенело.

По просторам Саксайуамана бродит множество лам и альпак, которые там пасутся — они очень милые и абсолютно безобидные. Альпаку от ламы отличить очень просто: на ней больше шерсти; из этой же серии ещё есть гуанако и викуньи, но их мы увидим чуть позже. На входе в комплекс все желающие могут сфотографироваться с ламой и её хозяйкой-перуанкой за символическую плату.

Неподалёку от Саксайуамана расположено ещё два священных для индейцев места: святилище Кенко и источник Тамбомачай.

Святилище напоминает лабиринт, состоящий из галерей и каналов. Скорее всего, оно использовалось для жертвоприношений, об этом говорит один из камней, по форме напоминающий алтарь. В камне даже вырублена лестница – видимо, с помощью всё той же неведомой технологии.

Тамбомачай – священный источник, культовое место для духовного очищения правителей инков. Это целый комплекс из акведуков, каналов, фонтанов, каменных террас и ниш, работающий по сей день. При этом до сих пор непонятно, откуда в источник поступает вода: специально проведённые опыты с подкрашиванием рек, текущих в этом районе, результата не дали.

К моменту нашего приезда туда уже начало смеркаться, поэтому фотографии получились темноватыми. Кроме того, с заходом солнца наступил жуткий холод – специфика этих мест, и мы поспешили в автобус. Программа дня была выполнена на 100%, и для полного счастья не хватало лишь хорошего ужина в каком-нибудь уютном месте. Таким местом стал ресторан «Дон Томас» в Куско, рекомендованный Ольгой, куда мы все и направились. Кстати, мой знакомый профессор Кирилл тоже уже был в Куско и с удовольствием присоединился к нашему ужину.

Ресторан этот хорош тем, что в нём можно попробовать многие традиционные перуанские блюда, например, жареную морскую свинку — куи или отбивную из альпаки. Мы заказали и то, и другое, чтобы попробовать всё. Гвоздём программы, конечно, стали морские свинки, которых принесли целыми и украшенными «шляпами» из помидоров :) Мы сфотографировали их, после чего отдали официантам, чтобы те всё-таки разрезали блюдо. На вкус мясо чем-то похоже на куриное, и всё бы ничего, если б свинок не натёрли какой-то пахучей травой, дававшей специфический привкус тины или водорослей. Так что смело рекомендовать куи я не буду, сама второй раз брать бы не стала. Что же касается альпаки, то мясо напоминает говядину и довольно мягкое.

Поужинав и послушав музыкантов, вживую исполнявших что-то из традиционного перуанско-индейского, мы ещё немного погуляли по центральной площади, освещённой вечерними огнями, и повернули к гостинице. День прошёл замечательно, хотя ноги, конечно, гудели, а голова периодически кружилась от высоты и обилия впечатлений.

Здесь в номере, в отличие от Лимы, имелся обогреватель, так что спать было комфортнее. Впрочем, после такого насыщенного дня я бы, наверное, заснула в любых условиях :)

Мачу-Пикчу

Наш следующий день в Куско был полностью посвящён таинственному и загадочному Мачу-Пикчу – древнему городу инков, вошедшему в список Новых Чудес Света. Он был случайно обнаружен американским археологом Хайрамом Бингемом в 1911 году и сейчас является центром массового туризма; желающих посмотреть Мачу-Пикчу так много, что властям пришлось пойти ограничить количество посетителей до 2 500 человек в день.

Дорога туда занимает 3,5 часа, из них три надо ехать на специальном поезде, стартующем из Куско, и полчаса – на автобусе, который поднимает туристов по серпантину на гору Мачу-Пикчу. Есть, правда, и ещё один путь – пешком, по так называемой тропе инков; он занимает несколько дней, и на такой поход нужно заранее подавать заявку, т.к. численность групп также ограничена. Зато путешествующие таким способом получают уникальную возможность войти в город инков через Ворота Солнца.

Железная дорога пролегает по очень живописной горной долине: на склонах холмов то и дело замечаешь руины каких-то древних поселений, вдали виднеются заснеженные вершины Анд, а последние километры поезд идёт параллельно священной реке инков Урубамбе, местами довольно бурной.

В пути можно перекусить: в стоимость билета входит напиток (стакан воды, сока или чая из листьев коки) и маааааленький кексик :) Всё-таки лучше, чем ничего. Фоном ненавязчиво звучит традиционная перуанская музыка, помогающая создать соответствующее настроение.

Конечная станция называется Агуас-Кальентес, от неё до автобусной остановки минут семь ходьбы. На автобус стояла небольшая очередь, но все, в итоге, поместились. Полчаса тряски по серпантину – и мы у цели. Да, чуть не забыла: наверху, непосредственно рядом с входом на территорию древнего города стоит маленький домик, где абсолютно бесплатно можно поставить красивую печать в паспорт, свидетельствующую о том, что вы были в Мачу-Пикчу. Храню теперь свой старый загранпаспорт с печатью как память о том дне.

Мачу-Пикчу предстаёт перед Вами неожиданно, но сразу во всей красе. Зрелище с панорамной площадки открывается ЗАВОРАЖИВАЮЩЕЕ. Первые несколько секунд просто нет слов, потом всеобщее молчание сменяется возгласами типа «обалдеть», «ничего себе», «ну надо же» и их различными нелитературными вариантами, после чего руки, наконец, нащупывают фотоаппарат, и начинается съёмка в режиме «нон-стоп».

Панорамных площадок несколько, они позволяют запечатлеть этот волшебный вид с разных ракурсов. Мы фотографировали минут сорок, и спасибо Ольге, которая нас не торопила – удалось снять всё, что хотелось.

Город инков расположен на вершине горного хребта между горами Мачу-Пикчу, что в переводе с кечуа означает «большая вершина», и Уайна-Пикчу («молодая гора»). Уайна-Пикчу пониже, но всё же именно она делает эту панораму такой завораживающей и манящей. Если посмотреть на Уайна-Пикчу в горизонтальной перспективе, то при очень богатом воображении можно даже увидеть «профиль императора».

Высота тут всего 2 500 м, что после Куско практически не ощущается. Зато стояла жара, и под конец экскурсии все прилично взмокли.

Сделав панорамные снимки, мы спустились и, наконец, вошли в сам город. Мачу-Пикчу чётко разделён на две части: в одной находятся жилые дома, в другой – религиозные постройки. При этом хорошо заметно, что многие строения имеют разную кладку: внизу так называемая «ритуальная», т.е. камень к камню, а выше – простая, «бытовая». Отсюда возникла версия о том, что нижнюю кладку делали не инки, а кто-то до них, инки же просто надстраивали уже имевшиеся здания. Может, конечно, это и не так, просто у инков работали разные мастера, и особо прочная кладка требовалась только при строительстве религиозных зданий или в качестве основы для жилых домов. Но доподлинно ничего не известно, и нам остаётся лишь строить гипотезы.

По мнению учёных, Мачу-Пикчу исполнял функции резиденции главного Инки и на роль крупного города никогда не претендовал; проживало в нём не более 1200 жителей, которые занимались преимущественно сельским хозяйством. Помимо императорской резиденции Мачу-Пикчу, вероятно, служил местом исполнения многочисленных религиозных обрядов, т.е. являлся ещё и святилищем, устроенным в честь индейского бога солнца Инти.

За время нашей экскурсии мы посмотрели такие достопримечательности, как Храм Солнца, Храм Кондора, Камень Интиуатана, а также много всего прочего. Трудно сказать, что поражает больше всего, т.к. в Мачу-Пикчу удивительно всё в комплексе.

Так, Храм Солнца впечатляет своей уникальной полукруглой формой; он спроектирован таким образом, что в дни весеннего и осеннего равноденствия солнечные лучи попадают прямо в центральное каменное окно храма, и многие учёные склонны считать его древней обсерваторией. Под Храмом Солнца находится пещера, исполнявшая, по-видимому, функции мавзолея. Поскольку среди найденных там скелетов большая часть — женские, есть предположение, что это место было святилищем, где обитали «дочери Солнца» — самые красивые женщины инков.

Храм Кондора назван так из-за камня, лежащего на входе и имеющего форму головы кондора — священной для индейцев птицы. Согласно одной из гипотез, здесь могли располагаться тюремные камеры, в которых держали преступников. Сам же камень в форме головы кондора, возможно, использовался как алтарь для жертвоприношений.

Камень Интиуатана — ещё один уникальный объект, связанный с астрономией. Он представляет собой мегалит с большим вертикальным выступом, по тени от которого можно определять время суток и время года, т.е. Интиуатана — это своеобразный «календарь» инков. Его название переводится как «место, где привязано солнце», и, скорее всего, именно у этого камня инки проводили свои главные ритуалы поклонения «божественному светилу». Считается, что камень Интиуатана обладает большой энергетической силой.

По ходу экскурсии наше внимание также привлёк большой плоский камень, поставленный вертикально и тоже, видимо, предназначавшийся для каких-то ритуалов; у кого-то из наших туристов даже родилась версия, что в нём открывался портал в другие миры — находясь в Мачу-Пикчу, поверить можно во всё, что угодно.

Рядом с одной из построек Мачу-Пикчу можно увидеть так называемые «водяные зеркала» — овальные каменные углубления, наполненные водой. Считается, что они могли использоваться то ли для наблюдения за звёздами, то ли опять же для поклонения солнцу, т.к. и то, и другое отражалось в таких зеркалах. Однако и тут достоверно неизвестно, наливалась ли туда вообще вода или же эти каменные овалы служили для чего-то иного. Неподалёку от «зеркал» ещё одна загадка — лестница со ступенями, как бы «выдавленными» прямо в камне — это к вопросу об индейской технологии работы с твёрдыми материалами.

В «жилой» части города во многих дверных проёмах хорошо видны отверстия под замки, которые до наших дней не сохранились, а на большинстве домов в верхней части остались каменные выступы для крепления крыш. Интересно, что выступы на религиозных зданиях и на жилых постройках сделаны по-разному: конструкция первых сложнее и, возможно, является заслугой других мастеров.

Наконец, не могу не упомянуть и про уникальные террасы, на которых инки выращивали различные сельскохозяйственные культуры и пасли лам и альпак. Террасы пребывают в прекрасном состоянии по сей день благодаря особой конструкции из нескольких материалов, уложенных слоями: крупных камней, земли и щебня. А ламы с альпаками не только пасутся на террасах, но и совершенно по-хозяйски заходят в само поселение и требуют у туристов угощения. Ламы особенно любят бананы, причём едят их прямо с кожурой, так что при неимении ничего лучшего можно и одну кожуру им скормить :) Относиться к животным нужно со всем почтением и ни в коем случае не задирать — в противном случае, в вас обязательно плюнут, а то и лягнуть могут, если очень разозлить.

Помимо взрослых животных нам посчастливилось увидеть и двух беленьких детёнышей: они забрались на какое-то каменное возвышение и издавали жалобные звуки — видимо, звали маму. Ею, скорее всего, была та гордая лама, которую мы кормили кожурой от бананов; побродив немного среди туристов, она направилась к детёнышам, ну а мы продолжили свой маршрут.

Одной из главных тайн, связанных с Мачу-Пикчу, является причина, по которой инки оставили свой город. Может быть, ею стала смерть главного Инки, для которого и был выстроен Мачу-Пикчу, или же в ходе какого-то обряда люди увидели некий знак, предписывающий им покинуть город. Нельзя отвергать и версии про засуху или иные природные катаклизмы, которые также могли привести к внезапному исчезновению всех жителей.

Мы провели на территории «затерянного города инков» три захватывающих часа в компании нашего прекрасного экскурсовода Ольги, не переставая удивляться мастерству древних строителей и пытаясь найти собственные ответы на многочисленные вопросы, связанные с Мачу-Пикчу. Но всё когда-то заканчивается, и настал момент прощания с этим необыкновенным местом. Мы ненадолго остановились на выходе, чтобы в последний раз посмотреть на город, и отправились в обратный путь.

Автобус спустил нас вниз, в посёлок Агуас-Кальентес, где, как оказалось, группу ждал обед, входивший в стоимость тура. Обед пришёлся как нельзя кстати, т.к. за время длительной прогулки все сильно проголодались. На выбор предлагались несколько блюд, и я взяла кукурузный суп на первое, говядину с рисом и картошкой («ломо сальтадо») на второе и лимонад. Всё было очень вкусно, разве что говядину слегка пересолили.

После обеда мы сели в поезд и к вечеру вернулись в Куско.

Культурный центр «Ауанаканча»

Программа третьего дня пребывания в Куско включала в себя посещение зоофермы, поездку в Священную долину инков и экскурсию по древнему поселению Ольянтайтамбо. Отъезд был около 10 утра, и в свободное время после завтрака я решила дойти до центральной площади Куско и заглянуть в Кафедральный собор.

Собор Успения Пресвятой Девы Марии, являющийся Кафедральным собором города Куско, строился с 1559 по 1654 годы на фундаменте инкского храма в честь правителя Империи Инков Виракочи. Под руководством испанцев собор строили инки, и они же рисовали картины для его украшения. Этим объясняется одна забавная деталь на изображении знаменитой «Тайной вечери», которое можно увидеть, зайдя в собор. Если присмотреться, то видно, что в центре стола на блюде перед апостолами лежит… морская свинка, или куи. Удивляться тут нечему, т.к. индейцы всё представляли по-своему. Да и что ещё мог изобразить местный художник, если не традиционное перуанское блюдо?

Немного послушав утреннюю службу, шедшую в соборе, я вышла на улицу и прогулялась по площади. В центре Пласа-де-Армас установлен памятник Манко Капаку — первому Инке и основателю Куско; он сверкает на солнце и ярко выделяется на фоне всех остальных построек. В домах по периметру площади располагаются гостиницы и множество магазинов — ранним утром они, разумеется, были ещё закрыты. Смотреть больше было нечего, и, сделав несколько фотографий, я поспешила обратно в гостиницу.

В назначенное время пришла наша гид Ольга, и мы отправились в путь. По дороге на зооферму «Ауанаканча» Ольга рассказывала о быте простых перуанцев и о тяжёлой жизни в здешних суровых краях. Местные жители экономят на всём, в т.ч. на налогах, поэтому в Куско можно увидеть так много недостроенных и непокрашенных домов — это позволяет избежать уплаты налога на имущество. Сами дома, в большинстве случаев, сделаны из саманного кирпича; если такую постройку подмоет дождь, она может осесть, поэтому для защиты от влаги перуанцы закрывают фундаменты полиэтиленом. Климат здесь очень суров: ночи холодные круглый год, а на высокогорье в зимнее время температура может опускаться ниже -20 — как эти люди не замерзают, живя в таких лачугах, я не представляю.

Медицина в Перу находится на низком уровне развития, и случись что — надеяться не на кого. Вся жизнь представляет собой борьбу за выживание, изо дня в день, из года в год, но перуанцы не ропщут — они так привыкли.

Тем временем, мы подъехали к месту нашей первой остановки — культурному центру «Ауанаканча». Здесь можно познакомиться с разнообразными видами лам, альпак, гуанако, викуний и покормить их травой, узнать поподробнее о процессе сбора и окрашивания шерсти этих животных, увидеть работу местных ткачих и приобрести понравившиеся изделия в одном из фирменных магазинов.

Начали мы, естественно, со зверушек :) Прямо на входе на территорию фермы туристам предлагается набрать травы, сложенной в специальном отсеке, чтобы дальше идти с ней вдоль загонов с животными, угощая всех подряд. Ламы, альпаки и гуанако уже ждут-не-дождутся, когда их покормят, и буквально вырывают эту траву у вас из рук. Викуний, к сожалению, удалось увидеть только на отдалении: они пугливые и близко не подходят.

В процессе кормления сразу становится понятно, кто в коллективе главный, а кого постоянно обижают; в разборке может достаться и туристам — у нас в одну девушку из группы, в итоге, плюнула лама или альпака, которую та, видимо, чем-то рассердила :)

По окончании кормёжки нас отвели в одну из лавок, где рассказали о том, как осуществляется обработка шерсти и с помощью каких красок ей придаётся нужный цвет. В качестве натуральных красителей помимо разных растений, оказывается, ещё используют… кровь клопов, живущих на каком-то специальном кактусе — её смешивают с другими веществами и получают всевозможные цвета и оттенки. Здесь же за ручными станками сидят пряхи и ткут разноцветные ковры, свитера, пончо и прочие изделия, что продаются потом задорого в местном магазине. Получают пряхи, как сказала Ольга, гроши, но и ради этого они готовы приезжать сюда и работать целыми днями.

В центре «Ауанаканча» мы также увидели своеобразную выставку достижений перуанского сельского хозяйства, а именно многочисленные образцы различных сортов картофеля и кукурузы. Напомню, что Перу считается родиной картофеля, потому он здесь очень широко распространён и представлен более чем 2 тысячами видов!

Из кукурузы же в Перу делают даже слабоалкогольный напиток — чичу, или кукурузное пиво. Забавно, что дома, где делают чичу, специально отмечают длинными палками с красным мешком на конце. Я очень хотела попробовать этот напиток, но так и не довелось :(

Наконец, после завершения программы нам дали свободное время на то, чтобы сделать покупки в магазине шерстяных изделий. Там, конечно, много всего привлекательного, но цены зашкаливают. Однако с пустыми руками уходить не хотелось, тем более что высокую цену частично оправдывало то, что изделия гарантированно фирменные, не подделка, и я купила себе тёплый шарф. Цену точно не помню, по-моему, около 400 солей отдала. Шарф действительно очень тёплый и мягкий — ношу всю зиму.

В «Ауанаканче» мы провели часа полтора, но всё успели. Оттуда наш путь лежал в Священную долину инков.

Священная долина инков и Ольянтайтамбо

Священная долина образована священной же рекой Урубамбой и когда-то, как предполагают учёные, являлась центром Империи Инков. Река Урубамба впадает в Укаяли — приток Амазонки, поэтому исток Урубамбы может в какой-то степени считаться истоком главной реки Южной Америки. Виды в долине открываются фантастически красивые: величественные горы, бурная река, низкие облака, и всё это окутано одной большой и очень древней тайной, не доступной пока нам, современным людям. Завораживает.

Путешествуя по долине, мы заехали в местечко Писак, известное своей художественной ярмаркой. Там туристам вновь предлагается на выбор множество изделий из шерсти, но при этом велик риск напороться на подделку. Если вы не крутой специалист в этой области, не советую приобретать на ярмарке что-либо серьёзное, лучше всё-таки совершать покупки в фирменных магазинах. Я взяла там пару носок и этим ограничилась.

В одном из посёлков, расположенных дальше по дороге, мы сделали остановку на обед. Был неплохой шведский стол с салатами, супами, горячим, разными напитками и десертами, и в плюс ко всему ещё и музыканты здорово играли на перуанских флейтах. Ну а после обеда мы отправились в Ольянтайтамбо — ещё одно удивительное место, оставшееся после инков.

Ольянтайтамбо — археологический комплекс, находящийся на возвышенности; его основное сооружение — незаконченный храм из огромных блоков розового гранита. Как рассказала Ольга, эти камни добывались аж в 4 км от Ольянтайтамбо, на другом берегу реки Урубамбы, и каким-то неведомым способом доставлялись сюда.

В Ольянтайтамбо, как и в храме Кориканча, и в Мачу-Пикчу, можно видеть результаты удивительной работы тех древних строителей с камнями: та же уникальная кладка без раствора, углубления в каменных блоках (видимо, для большей прочности построек), различные отверстия. Некоторые блоки брошены недоделанными (их называют «уставшими камнями»), что говорит о том, что город, видимо, был оставлен ещё до завершения строительства.

На склонах близлежащих гор расположены сельскохозяйственные террасы и зернохранилища, в которых зерно естественным образом защищалось от гниения (благодаря ветрам и низкой температуре).

Ветер в тот день на холме дул очень сильный, затрудняя наш и без того сложный путь наверх. Но мы, разумеется, всё же дошли до конца, запыхавшиеся и счастливые одновременно. Находясь наверху, в полной мере ощущаешь весь размах и грандиозность этого комплекса и не перестаёшь восхищаться могуществом тех, кто его создавал. У подножия холма нельзя не заметить монолит, частично ушедший под землю, на котором остались широкие полосы — как после большого шпателя (помните аналогичные следы в Саксайуамане?). Что это было, как образовались полосы — неизвестно.

По поводу предназначения Ольянтайтамбо бытуют разные версии, однако главной функцией города, скорее всего, являлась всё же оборона, т.к. это, по сути, крепость. В Храмовом секторе, вероятно, должны были проходить религиозные обряды и церемонии, но он по какой-то причине не был достроен.

Мы провели в Ольянтайтамбо почти два часа и, пока возвращались в Куско, на улице уже совсем стемнело. По приезде в гостиницу выяснилось, что на последнюю ночь нас почему-то переселяют в другой отель поблизости. Номера там, правда, оказались ничуть не хуже, а у некоторых даже лучше: моим соседкам вообще достался двухэтажный номер с деревянной лестницей.

Перед сном мы решили пробежаться по местным магазинам, что рядом с центральной площадью Куско. Хотелось купить что-нибудь стоящее, но это было непросто, т.к. недобросовестные продавцы (а их большинство) пользуются доверчивостью туристов и с радостью «втюхивают» им всякую ерунду за немалые деньги. Так, например, больше всего ценятся изделия из меха т.н. «бэби альпака», что означает шерсть первой стрижки (а вовсе не шерсть детёнышей, как можно подумать). Так вот, как только вы заходите в любой магазин и проявляете интерес к какой-нибудь вещи, продавцы сразу же начинают выкрикивать «бэби альпака, бэби альпака» тоном, призванным снять все имеющиеся у вас сомнения на предмет покупки. На что бы вы не указали, вам обязательно скажут «бэби альпака» — это здесь такие кодовые слова, главный продающий слоган, если можно так сказать. Ольга, наш гид, даже провела как-то свой эксперимент; она зашла в ювелирный магазин и, указав на изделие, спросила: «Бэби альпака?» — и продавец согласно кивнул в ответ.

Так что руководствоваться тут надо исключительно собственными ощущениями и интуицией. Настоящая шерсть альпаки очень лёгкая, мягкая и шелковистая на ощупь, она не сваливается и не скатывается. Поскольку альпака — животное всё-таки редкое, да и стрижётся всего раз в год, изделия из её шерсти не могут стоить дёшево. Дороже только шерсть викуний, которые занесены в Красную книгу — это, по-моему, самая дорогая в мире ткань, и изделия из неё можно найти только в элитных магазинах.

В общем, ходила я, ходила и таки присмотрела себе симпатичный жакет из альпаки по устраивающей меня цене. Вещь очень тёплая и просто спасает меня в холодные периоды. Мои спутницы тоже нашли что-то для себя, и, чрезвычайно довольные, мы вернулись в отель.

На этом заканчивалось наше пребывание в славном городе Куско. Следующим утром на специальном маршрутно-экскурсионном автобусе мы отправлялись в городок Пуно на озере Титикака.

Дорога в Пуно

Между городами Куско и Пуно курсирует рейсовый туристический автобус, который по дороге делает остановки в нескольких интересных местах, таких как Андагуаилильяс, Ракчи, Ла Райя и Пукара. Маршрут рассчитан на целый день: автобус уезжает в 8 утра и приходит в Пуно в районе 7 вечера. Вся дорога проходит по знаменитому Панамериканскому шоссе, по которому я давно мечтала проехать — вот и сбылась мечта!

Сопровождала нас уже другая гид, а с Ольгой мы простились ещё вечером, сердечно поблагодарив за работу и вознаградив конвертиком с чаевыми. Ближайшие два дня с нами ездила Ситора — иранка по происхождению, уже несколько лет живущая в Перу. Она, конечно, очень старалась и неплохо говорила по-русски, но всё же было заметно, что знает Ситора не так много, как хотелось бы, и мы то и дело добрым словом вспоминали нашу Ольгу.

Первой остановкой на пути стала деревня Андагуаилильяс, где находится одноимённая церковь, считающаяся из-за своего богатого интерьера ни больше ни меньше Сикстинской капеллой Америки. Перуанцы очень чтят это место и зачастую едут сюда, чтобы провести свадьбу именно в Андагуаилильяс.

Снаружи храм выглядит простовато и впечатление, честно сказать, не производит. Стоит он, кстати, на центральной площади, которая называется… Пласа-де-Армас, или площадь Оружия, правильно. Во всех перуанских городах центральные площади имеют одно название.

Не все знают, что рядом с церковью есть один занятный музей, где собраны различные странные находки, сделанные в Перу. Так, например, там можно увидеть скелет и череп, принадлежащие непонятному человекоподобному существу — по одной из гипотез, инопланетянину, невесть откуда взявшемуся здесь. Не знаю, как ко всему этому относиться; могу сказать лишь, что скелет очень маленький, как будто детский, а на черепе видны следы трепанации. Музей маленький, но вход стоит копейки, поэтому при желании можно туда заглянуть, если вы, конечно, ещё не устали удивляться.

Из Андагуаилильяс (вы уже научились произносить это название без запинки?) мы переместились в Ракчи — археологический комплекс, посвящённый богу Уиракоча. По легенде, когда-то Уиракоча остановил извержение вулкана и спас миллионы людей — с той поры ему стали поклоняться и возводить храмы в его честь.

От главного храма в Ракчи, к сожалению, остались только развалины — уцелела одна лишь центральная стена. В большей целости зато сохранились склады для продуктов, ракушек и т.п., сделанные из вулканического туфа. Также частично сохранились жилища; как следует из рассказа Ситоры, там содержали девушек, которых специально готовили на роль жён для индейцев, приезжавших в Ракчи выбирать невесту. Хорошая жена должна была быть опорой для мужа, без неё не решался ни один важный вопрос, но при этом женщина у индейцев всегда оставалась на втором плане.

Ещё в Ракчи есть небольшой водоём типа пруда, но воды в нём совсем мало, в жару пруд постепенно высыхает. Из-за жары находиться в этом комплексе днём очень тяжело: тени почти нет, солнце палит, мозг плавится. С собой нужно обязательно иметь головной убор, воду и средство от солнца, чтобы не сгореть.

Пробыв в Ракчи час, мы поехали на обед в местечко Сикуани. Там снова был шведский стол, но предложенные блюда по вкусу явно уступали обеду в предыдущий день. Мне не понравилось почти ничего из того, что я взяла.

Наша следующая остановка — Ла Райя. Да, совсем забыла написать, что в автобусе во время переездов девушка-экскурсовод рассказывала о проезжаемых местах и достопримечательностях на нескольких языках: испанском, английском и, по-моему, немецком. Для нас отдельно переводила всё это на русский Ситора.

Ла Райя — это панорамная остановка на высоте 4 380 м над уровнем моря, откуда открывается вид на заснеженные вершины Анд. На высоте холодно и ветрено — резкий контраст с недавней жарой в Ракчи. Местные торговцы продают какие-то сувениры, но туристы предпочитают фотографировать горы и долину.

Где-то к 4 часам дня мы добрались до последней остановки по пути в Пуно — Пука-Пукары. Здесь находится очередной археологический комплекс, а также музей литико — особого вида искусства доинкской цивилизации. В музее представлены необычные фигуры из камня, найденные на этой территории: одна изображает человека, пожирающего другого человека (или самого себя, если иносказательно), другая фигура держит в руках голову и топор. По мнению учёных, эти изображения символизируют работу человека над собой, самопреодоление, борьбу с собственными слабостями.

Археологический комплекс представлен развалинами трёхуровневых пирамид, которые под землёй соединены тоннелем. На языке кечуа слово «пукара» означает «крепость», что позволяет с большой долей уверенности говорить об оборонительной функции этих сооружений.

Вдали виднелось ещё одно здание, похожее на храм (я его сфотографировала), но туда мы уже не пошли. В свободное время я зашла в сувенирную лавку и купила себе маленькое полотно с изображением сверкающего Мачу-Пикчу на тёмной ткани.

Экскурсионный день был почти завершён, оставалось лишь добраться до Пуно. Дорога наша проходила через Хулиаку — крупнейший город региона Пуно. Надо отметить, что его название полностью соответствует содержанию: полная Хулиака, лучше и не скажешь. Однообразные унылые серые низенькие дома, часть из которых то ли недостроена, то ли уже разваливается, на улицах мусор, туда-сюда снуют маленькие смешные машинки тук-туки — монотакси, основное средство передвижения в городе. Тихий ужас. Нет, ну правда, хуже города я, наверное, ещё не видела, вечно дождливый Джангму на границе Непала и Тибета и то лучше.

Вдобавок ко всему в период сезонных разливов рек Хулиака сильно страдает от наводнений.

Однако это не мешает городу быть торговым центром региона: здесь еженедельно проводятся ярмарки, на которые привозят товары со всех концов Перу. Местное население составляет 225 тыс. человек (2007) — как-то они тут всё-таки живут, эти несчастные.

В Хулиаке также находится международный аэропорт, из которого мне предстояло улетать следующим вечером. Впрочем, я предпочитала пока об этом не думать.

Мы же, наконец, добрались до Пуно и заселились в гостиницу. На вечернюю прогулку по городу выйти не удалось, т.к. начался сильный дождь, поэтому оставшееся время отдыхали в гостинице, переваривая новые впечатления. Впереди по-прежнему было ещё много-много всего.

Пуно

Город Пуно расположен на берегу самого высокого в мире судоходного озера Титикака, высота здесь составляет около 3 825 м. Проживает здесь 250 тыс. человек (по информации нашего гида), население представлено, главным образом, племенем аймара.

Пуно считается фольклорной столицей Перу, а с 1 по 10 февраля в городе проводится ежегодный карнавал, привлекающий в Пуно солидное число туристов.

Наша программа на этот день включала в себя посещение уникальных тростниковых островов Урос, а также полуострова Силлюстани, где находятся погребальные башни индейцев.

Пуно расположен выше, чем Куско, и это сразу отразилось на моём состоянии — пришлось принять таблетку цитрамона от головной боли. Утром я уже чувствовала себя нормально и, пока было время до отъезда на Титикаку, прогулялась к центральной площади Пуно — Пласа де Армас. На площади находится Кафедральный собор города, кроме него никаких интересных объектов не наблюдается. Всё-таки главная достопримечательность Пуно — это озеро Титикака, которое я так давно мечтала увидеть своими глазами.

Титикака принадлежит Перу только на 60%, остальные 40% — соседней Боливии. Самая глубокая его точка — 285 м — тоже расположена на территории Боливии, а самое глубокое место на территории Перу на два метра мельче — 283 м.

В переводе с индейского «Титикака» означает «каменная пума», т.к. очертания озера напоминают это животное семейства кошачьих; только вот, почему пума каменная, я не запомнила.

В 9 утра мы выехали из гостиницы и отправились на экскурсию к тростниковым островам Урос. На этих островах живёт почти 2,5 тысяч человек, самих островов около 65. Как рассказала Ситора, их население год от года даже растёт, многие люди принципиально не хотят жить на материке, объясняя это тем, что «там живёт сатана».

Пока мы добирались на катере до островов Урос, Ситора научила нас традиционному аймарскому приветствию: на слово «Камисараки» надо обязательно ответить «Уалики» — и ритуал будет соблюдён. На острове нас уже встречали местные жители в национальных ярких цветных одеждах — так там ходят все. Мы высадились, обменялись приветствиями, как положено, и пошли знакомиться с особенностями островного житья-бытья.

В основе Урос лежит корень тростника, собираемого в период дождей, когда его легче достать со дна. Пласты тростника скрепляют тросами, сверху кладут стебли и ставят жилища. Острова закрепляют специальной палкой-якорем, чтобы ненароком не уплыли в Боливию.

Из тростника делают практически всё: острова, дома, лодки, шляпы; кроме того, из него также получают муку или едят так — тростник сочный и сладковатый на вкус (я пробовала). Между прочим, где-то здесь Тур Хейердал построил одну из своих тростниковых лодок Ра, на которой успешно совершил трансатлантический переход. На подобной лодке нам ещё предстоит покататься, но об этом чуть позже.

После того, как глава острова (президент!) по имени Августин подробно показал, как сооружаются Урос, все жители острова выстроились перед нами, и каждый назвал своё имя и количество детей. В основном, в семье по 2 ребёнка, но у одной героини оказалось целых 12 детей. Для продолжения знакомства к каждому из группы подошла одна из женщин и пригласила в свой дом, чтобы показать, как они живут.

Домики очень простенькие; внутри того, куда позвали меня, стояли две кровати, занимавшие почти всю площадь, на стене висело зеркало, повсюду была развешана различная одежда. Девушку тоже звали Мария; она поинтересовалась на английском, откуда я, и рассказала о себе, о своих занятиях рукоделием и двоих ребятишках. Мария показала мне свои вышивки и, конечно, очень хотела, чтобы я что-нибудь купила. Не могу назвать данные изделия очень красивыми, но отказать было как-то неудобно, и я приобрела одну вышитую наволочку. Продажа вручную сделанных сувениров — главный источник дохода этих людей, и, приезжая туда, чувствуешь себя обязанной хоть немного им помочь.

Перед катанием на лодке для нас устроили небольшую призовую викторину: нужно было угадать глубину озера под нами, которая может составлять от 15 до 25 м. Я и ещё одна девушка назвали число 17. Глубину измерили с помощью камня на длинной верёвке — оказалось и правда 17 м! В награду нам достались украшения на шею — местного изготовления, разумеется.

Прогулка на тростниковой лодке — удовольствие платное, т.к. в программу не входит и осуществляется по желанию, но поехали в итоге все, грех упускать такой шанс. Гребцов было двое (президент и его помощник :)), они сидели в специальных углублениях на закруглённых носах и работали довольно шустро.

Перед самым отплытием островитянки спели для нас три маленькие песенки — на языке кечуа, аймара и английском. Выглядело это, правда, несколько комично, и мне показалось, что они просто поют заученные слова и сопровождают их заученными движениями, не вдумываясь в смысл текста (особенно, когда пели по-английски) — так зачастую рассказывают стихи маленькие дети. Мы поблагодарили женщин аплодисментами и отправились в плавание.

Озеро Титикака очень живописное; небо, водная гладь, окружающие горы, сами острова и другие лодки, — всё окрашено в чрезвычайно яркие цвета, эффектно контрастирующие друг с другом, благодаря чему там получаются отличные фотографии. Погода стояла прекрасная, солнечная, и, если утром было довольно холодно (свитер и куртка пришлись мне в самый раз), то днём резко стало жарко, и тёплые вещи перекочевали в рюкзак. Перепад температур — нормальное явление для этих мест, так что, уезжая на целый день на экскурсии, необходимо предусмотреть смену одежды.

Нас ненадолго высадили на одном нежилом острове с сувенирными лавками и кафе; надо сказать, что среди сувениров попадаются вполне достойные вещи: мне больше всего понравились модели лодок разных цветов и размеров, и я купила одну такую кому-то в подарок. Эти сувениры особенно ценны тем, что делаются вручную, поэтому каждое изделие уникально.

К полудню мы вернулись на «свой» остров, где погрузились на катер и отправились обратно на материк, попрощавшись с гостеприимными островитянами. Нашей следующей целью был полуостров Силлюстани.

Проезжая мимо Пуно, мы сделали панорамную остановку, чтобы заснять великолепный вид на город и озеро. Сам город, правда, не очень красивый: приземистые коричневые домики с незастеклёнными окнами, много недостроенных зданий — если не учитывать живописное местоположение, то получается та же Хулиака.

Что касается озера Титикака, то и оно далеко не везде смотрится впечатляюще. По дороге на полуостров мы наблюдали заболоченные или полувысохшие участки, которые тоже, оказывается, являются частью озера. Как рассказала Ситора, Титикака стало сильно загрязняться после строительства в этом районе шахт по добыче золота и серебра. Печально.

Теперь, собственно, о погребальных башнях индейцев. Называются они «чульпа» и представляют собой колодец, который сначала закрывался каменной кладкой в форме конуса, а потом обкладывался камнями вокруг — так, чтобы получилась башня (на фотографии это хорошо видно). Строились башни индейцами аймара, ещё до инков — в XI — XV вв. Они предназначались, по-видимому, для захоронения представителей знати и являлись семейными гробницами.

На некоторых башнях можно увидеть выпуклые изображения ящерицы или змеи: ящерица означает, что под башней похоронен старый человек, а змеёй отмечены захоронения молодых.

Погребению всегда предшествовал ритуал жертвоприношения: мумию умершего приносили в специальное место, где потом убивали альпаку; если кровь животного уходила в землю, то считалось, что жертва принята и мумию можно хоронить, если же кровь растекалась и оставалась на поверхности, мумию уносили и ритуал повторяли на следующий день.

Кладбище Силлюстани расположено на возвышенности, и, чтобы добраться до башен, нужно попыхтеть, поднимаясь в гору. Дабы в глазах не темнело, а в висках сильно не стучало, идти лучше размеренным шагом, делая при необходимости остановки для передышки (высота даёт о себе знать). Наверху почти всегда очень ветрено, что при высоком уровне солнечной активности повышает вероятность сгореть до 100%, поэтому рекомендую предварительно нанести на кожу солнцезащитный крем.

Если это всё учесть, то ничего не помешает вам получить истинное удовольствие от посещения данного места. С возвышенности открывается потрясающий вид на лагуну Умайо, в центре которой находится остров, напоминающий по форме летающую тарелку, из-за чего некоторые считают его посадочной площадкой для НЛО. Там просто рай для фотографов! Такие яркие цвета и столько интересных ракурсов! И при этом Силлюстани — далеко не самая известная достопримечательность Перу: о Титикаке слышали многие, а о погребальных башнях — единицы. Но побывать там непременно стоит, ведь такого, наверное, больше нигде не увидишь.

Пребывая в восторженных чувствах, мы потихоньку спускались обратно. По дороге сфотографировались у необычного камня с чётко различимым профилем пумы. На пути в Пуно нас завезли ещё в одну деревеньку, чтобы познакомить с бытом местных жителей. Мы прошли на территорию одного из хозяйств, где попробовали деревенские угощения: мягкий сыр, какие-то орешки, картофель. Интересно, что вместо соли здесь используют специальную глину — прямо в неё можно макать картошку, и она действительно на вкус становится солёной. Хозяин показал инструменты для возделывания земли и продемонстрировал, как, собственно, делаются грядки. Около дома, как и полагается, бродили ламы и альпаки с гуанако — в обнимку с последним мне даже удалось сфотографироваться.

Вот так — очень мило и спокойно — заканчивался очередной день в Перу. Для всех кроме меня. Мне с каждым часом становилось всё грустнее и тревожнее, т.к. вечером я одна должна была улетать в Лиму. Словами не выразить, как жалко было расставаться с нашей замечательной и такой душевной группой! Но маршруты наши, к сожалению, расходились: я улетала в Лиму, чтобы оттуда ехать в Паракас, а остальные туристы на следующий день отправлялись из Пуно в Арекипу и каньон Колка. Мы попрощались, пожелали друг другу счастливого пути, и я в сопровождении Ситоры поехала в аэропорт Хулиаки.

Тревоге моей также способствовала погода: на небе сгущались тучи, и было ясно, что грозы не избежать. «А вдруг рейс отменят? Или сильно задержат? А, если не задержат, то как же мы полетим в грозу?» — эти и другие мысли не давали мне покоя всю дорогу до аэропорта, хотя Ситора всячески убеждала меня, что всё будет в порядке. Я ей вообще очень благодарна за это и ещё за помощь в аэропорту. Дело в том, что строгие правила авиакомпании LAN не позволяют пассажирам провозить в чемоданах (даже не в ручной клади!) какие бы то ни было аэрозоли, а у меня в багаже лежали и средство от комаров, и спрей от солнечных ожогов, лишаться которых мне совсем не хотелось. По совету Ситоры я спрятала их, обернув в одежду, но при ручном досмотре чемодана один из баллончиков всё же обнаружили. Если б не Ситора, его бы точно изъяли, но она что-то сказала сотруднице таможни, и та согласилась оставить всё, как есть.

Я вознаградила Ситору за работу чаевыми, мы попрощались, и я отправилась ожидать свой рейс. Никакой задержки в итоге не было, долетели без проблем, и в назначенное время я была в Лиме, где в аэропорту меня уже встречал пунктуальный Гильермо, чтобы отвезти в гостиницу.

Паракас

Началась самая сложная и насыщенная часть моего путешествия, связанная с длительными переездами, перелётами и бессонными ночами. На отдых в гостинице Лимы у меня было всего два часа, т.к. автобус до Паракаса уезжал в 3 часа ночи. Но таков был мой выбор, т.к. именно в Паракасе находится знаменитое плато Наска, полетать над которым я мечтала всю свою жизнь. Для осуществления этого плана в программе имелся всего один день, указанный как «свободный день в Лиме», а уже следующей ночью мне предстоял перелёт на остров Пасхи.

К счастью, ехала я всё же не одна: меня сопровождала Елена — наш гид в Лиме. Мы сели в автобус, заняв два передних места, и приготовились к долгой дороге — до Паракаса, расположенного на берегу Тихого океана, ехать около шести с половиной часов. Большую часть пути я дремала и в Паракас прибыла совершенно разбитой. Мы с Еленой позавтракали полученным в автобусе сухим пайком и отправились на первую экскурсию — к островам Бальестас. Тут надо отметить, что предлагаемая экскурсия в Паракас по умолчанию включает в себя не только полёт над Наской, но и поездку на Бальестас, отдельно никак.

Что касается Паракаса, то так называется и город, и полуостров, и залив, и ветер, дующий здесь с океана на сушу. Город был сильно разрушен после землетрясения 2007 года и до сих пор не оправился: повсюду разруха и упадок. Местность здесь пустынная, хотя в последнее время соседние районы начали частично засеивать виноградниками и прочей растительностью, используя систему капельного орошения.

Пока шли пешком, я немного пришла в себя и была более-менее готова к восприятию новой информации.

Острова Бальестас

Острова Бальестас представляют собой часть национального парка Паракаса и являются природным заповедником, где живут морские львы и множество видов птиц: пингвины Гумбольдта, пеликаны, грифы, кормораны (бакланы), пикеросы и т.п. Два течения, имеющие место в этом районе Тихого океана — холодное (Гумбольдта) и тёплое (Ниньо) — создают благоприятные условия для формирования большого количества планктона, которым и питаются местные птицы.

Высаживаться на островах туристам не разрешается, можно лишь фотографировать с борта моторной лодки, огибающей острова со всех сторон и проходящей сквозь живописные скальные арки — за эти арки, напоминающие по форме гарпун, острова и получили своё название. Благодаря такому количеству птиц, на Бальестас добываются тонны гуано — чрезвычайно ценного удобрения, которое продают потом по 800 долларов за тонну.

Об этом и многом другом мне успела рассказать Елена за время этой экскурсии. Остальные туристы на лодке были испаноязычные иностранцы, и для них экскурсию проводил сам капитан. Без Елены я бы точно ничего не поняла!

По пути к островам катер проезжает ещё одну необычную достопримечательность — так называемый «канделябр». Это рисунок на склоне холма, сделанный в известняке и с помощью той же техники, что и знаменитые линии Наска. Он имеет размеры 160 м в длину и 56 м в ширину, глубина рисунка составляет от 1,5 до 4 м. Изображение удивительным образом не засыпает песком, и оно прекрасно различимо до сих пор — это объясняется компенсирующими друг друга действиями местных ветров.

Некоторые учёные считают «канделябр» продолжением линий Наска, но есть и другие версии его происхождения: рисунок могли сделать моряки для использования в качестве ориентира, или же это изображение кактуса, сделанное индейцами в религиозных целях, т.к. из кактуса делался дурманящий напиток, применявшийся в различных церемониях. Ни то ни другое, по-моему, на правду не тянет, но свою версию я придумать не смогла.

Вся экскурсия длилась примерно полтора часа, которые пролетели как одна секунда. Жизнь на островах кипит, и птиц там действительно не счесть, но больше всего мне понравились пеликаны и морские львы; последние, несмотря на свою кажущуюся неуклюжесть, как-то ухитряются забираться на самые неприступные скалы и лежат на них в позе абсолютной безмятежности, не обращая никакого внимания на туристов.

Но вот мы уже снова на материке, едем по направлению к пустыне Наска, и сердце замирает в предвкушении долгожданного полёта.

Наска

Мы прибыли на маленький аэродром города Писко, с которого взлетают самолёты, катающие туристов над плато Наска. Елена купила мне билет, через некоторое время объявили посадку, и я поспешила занять переднее место — сразу за пилотом. Пассажиров на борту легкомоторного самолёта типа Cessna было всего десять — кажется, одни японцы.

Полёт длится 1 час 40 минут, из которых 80 минут занимает дорога до плато и обратно, т.е. на рисунки остаётся 20 минут. Я первый раз в жизни летала на таком маленьком самолёте и могу сказать, что это совсем не страшно. Не по себе становится лишь тогда, когда пилот начинает крениться то левым, то правым крылом, для того чтобы пассажиры могли лучше рассмотреть рисунки внизу. Но и к этому быстро привыкаешь, тем более что вот они, загадочные изображения, прямо под тобой — только бы успеть рассмотреть, когда уж тут бояться!

Линии Наска — это гигантские геоглифы, созданные непонятно кем, непонятно когда и непонятно для чего. На некоторых рисунках изображены живые существа: собака, обезьяна, кит, колибри, кондор, паук или даже загадочный астронавт; на других — просто геометрические фигуры: линии, прямоугольники, трапеции и т.п. Разглядеть всё это можно лишь с высоты птичьего полёта, в связи с чем возникает закономерный вопрос: для кого они предназначались? Основных версий тут две: согласно первой, астрономической, изображения являлись чем-то вроде древнего астрономического календаря и создавались не для кого-то конкретно, а для решения научных задач; по второй, уфологической, линии служили ориентиром для посадки инопланетных кораблей. Некоторые также предполагают, что при помощи этих рисунков их создатели общались со своими богами. Убедительных доказательств ни одной из этих версий не найдено; впрочем, что касается инопланетян, то представляется маловероятным, чтобы им для посадки требовались рисунки каких-то животных.

Немецкая исследовательница и математик Мария Райхе посвятила изучению линий Наска 50 лет (!), но так и не разгадала их загадку. Райхе склонялась к астрономическому предназначению этих рисунков, но в конце жизни, будучи прикованной к инвалидному креслу и страдая болезнью Паркинсона, стала говорить, что они сделаны инопланетянами.

Создавались рисунки путём выемки части известняка, а для того, чтобы линии получались ровными, в землю вбивали специальные колышки, между которыми протягивали верёвки, ограничивающие, собственно, пространство для начертания изображений. Правда, это всё равно до конца не объясняет идеально ровный характер линий, что практически недостижимо даже при использовании современных геодезических методов.

Из самолёта не все рисунки одинаково хорошо различимы — лучше всего, пожалуй, просматривается «колибри», остальное видно менее чётко. Какое-то время я пыталась делать фото и снимать видео, но под конец меня из-за этого укачало и съёмку пришлось прекратить. Облетев все рисунки, мы повернули обратно и благополучно приземлились на аэродроме Писко. Так была реализована ещё одна заветная мечта, и, признаюсь честно, этот полёт стал одним из ярчайших воспоминаний в моей жизни.

«В награду» за то, что я решилась полетать над Наской, мне вручили свидетельство, удостоверяющее данный факт, и книжку о Наска с фотографиями. В ней, кстати, можно увидеть и фотографии других линий — Пальпы, которые расположены чуть дальше и не менее интересны, но туда требуется отдельная экскурсия. А ещё неподалёку от линий Наска находятся руины древних пирамид Кауачи, и их тоже очень хотелось бы посмотреть, но всё за один день не охватить, я и так уже выполнила свою программу-максимум.

До обратного автобуса в Лиму оставалось часа полтора, и мы с Еленой зашли пообедать в один из ресторанчиков на побережье Тихого океана. Я взяла попробовать суп из морепродуктов и курицу с картошкой фри на второе, а Елена заказала севиче — традиционное перуанское блюдо, представляющее собой свежую рыбу, в течение нескольких минут замаринованную в соке лайма или лимона с луком. Суп мой оказался не очень, все эти морепродукты какие-то резиновые и странноватые на вкус, а вот севиче, что я попробовала у Елены, мне очень понравилось. Зря я не взяла его, побоявшись отравиться сырой рыбой, севиче — действительно стоящая вещь, есть можно без опасения.

По дороге в Лиму выяснилась одна неприятная подробность, приведшая только было успокоившуюся меня в состояние тревоги. Как рассказала Елена, на этой дороге перуанцы очень часто устраивают забастовки, полностью перекрывая проезд, в результате чего можно застрять на несколько часов, а то и дней! Она поведала мне историю, как однажды её туристы вынуждены были проводить в автобусе дни и ночи, ожидая, когда дорогу освободят, и в результате опоздали на самолёт домой. Мне задерживаться было никак нельзя, т.к. тогда под угрозой оказывался перелёт на остров Пасхи, поэтому пришлось понервничать. К счастью, кроме обычных пробок на въезде в столицу нас ничего не задержало, и в пол-одиннадцатого вечера я была в гостинице.

Я от всей души поблагодарила Елену за потрясающую экскурсию и просто за то, что она проделала весь этот путь вместе со мной, отдала ей заслуженные чаевые и пошла в номер готовиться к отъезду. Нормально поспать вновь было не суждено, ведь всю ночь мне предстояло лететь: сначала из Лимы до Сантьяго (3,5 — 4 часа), а потом оттуда до острова Пасхи (5 — 5,5 часов), прямые рейсы, к сожалению, на тот момент отсутствовали.

До аэропорта меня опять вёз Гильермо, по которому можно часы сверять — настолько он точен. Я прошла регистрацию на рейс до Сантьяго, сдала багаж и дала себе установку не спать, пока не сяду в кресло самолёта. В Сантьяго пришлось снова получать и сдавать багаж, проходя через таможню, т.к. я уже находилась на территории Чили — хорошо, что до рейса на остров Пасхи было достаточно времени. Все перелёты в итоге прошли отлично, кое-как удалось подремать, и в аэропорт Матавери я прибыла в более-менее адекватном состоянии.

Остров Пасхи — день первый

Итак, я на острове Пасхи! Нет, не так; Я НА ОСТРОВЕ ПАСХИ!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! Это не сон, не галлюцинация и не сладкие грёзы — это абсолютная правда!

Когда я прилетела, на острове уже был день; ярко светило солнце, и ясно ощущалось, что, если где-то и есть рай на земле, то вот он передо мной.

В аэропорту меня встретили представители местного туроператора AKU AKU — парень и девушка: они надели на меня бусы из цветов и провели к микроавтобусу, в котором уже сидели какие-то иностранные туристы. Впечатление от прибытия на райский остров несколько подпортило отношение этих самых встречающих: у обоих были такие хмурые и недовольные лица, словно мы своим приездом отвлекли их от каких-то важных дел. Это, конечно, было очень обидно — проделать путь длиной в тысячи километров и столкнуться с подобным негостеприимным приёмом.

Когда, наконец, собралась вся группа, девушка раздала всем индивидуальные конверты с информацией об экскурсионной программе с указанием времени и места сборов, после чего села на мотоцикл и укатила прочь. Памятка была написана кое-как, на английском и с ошибками, я потом нашла в ней много несовпадений с той программой, что мне дали в турфирме в Петербурге, но на вопросы времени почти не было. Водитель микроавтобуса развёз всех по гостиницам и тоже уехал.

Гостиница, правда, оказалась на загляденье: номера располагались в маленьких уютных домиках, окружённых прекрасным садом. В саду всё цвело, благоухало, пели какие-то птицы, — в общем, царила атмосфера полной безмятежности, настраивающая на спокойный отдых вдали от суеты городов.

Остров Пасхи, или, как его называют местные, Рапа-Нуи — самый удалённый населённый остров в мире, до ближайшего населённого пункта отсюда более 2 000 км. Площадь острова составляет 163,6 км2, а проживают там около 6 тысяч человек (2012), всё население сосредоточено в единственной деревне Ханга-Роа.

Прибыв в свой номер, я устроилась в симпатичном плетёном кресле на веранде и закрыла глаза — надо было прийти в себя и привести в порядок мысли. В последние три дня события сменяли друг друга настолько стремительно, что мозг едва успевал их фиксировать: прогулка по Титикаке — полуостров Силлюстани — перелёт в Лиму — переезд в Паракас — Тихий океан и острова Бальестас — полёт над Наской — обратная дорога в Лиму — перелёт Лима — Сантьяго — Пасха…

Посидев так немного, я начала уже более внимательно изучать свою памятку. В первый день было запланировано посещение нескольких мест с моаи — каменными статуями, сделавшими этот маленький остров знаменитым на весь мир. В указанный час за мной должен был приехать автобус с англоговорящим гидом (русскоязычных на острове мало и они очень дорого стоят) и везти на экскурсию. До этого момента я успела принять душ, переодеться и собрать рюкзак с необходимыми мелочами.

В назначенное время к гостинице действительно подъехал микроавтобус с гидом, представившимся Самуэлем. Прежде чем началась экскурсия, мы забрали ещё туристов из других гостиниц — русских среди них не было. Говорил Самуэль на английском довольно понятно и был готов ответить на возникающие у нас вопросы.

Первой остановкой стала Ваиху — археологическая зона с недоделанными моаи, лежащими лицами вниз. Эти огромные каменные статуи изготавливались аборигенами острова в IX-XVI вв. в огромном количестве, а потом внезапно работа почему-то прекратилась. Большая часть фигур вырубалась в базальтовом туфе вулкана Рано Рараку (куда мы ещё поедем), но некоторые делали в других местах и из других материалов. Так, на Аху Винапу, куда мы отправились следом, можно увидеть «ранние» моаи из красной пемзы, похожие на столбы, в которых с трудом прослеживаются очертания фигуры. Впоследствии эти модели были «усовершенствованы», и изваяния стали более похожими на человеческие.

Предназначение этих статуй до сих пор не ясно. Возможно, таким образом рапануйцы увековечивали память об умерших и как бы «оставляли их живыми»; по поверьям местных жителей, в статуях заключена некая сверхъестественная сила, принадлежащая клану вождя Хоту Матуа и придающая силу вождям нынешним.

Недалеко от Аху Винапу находится карьер Пуна Пау, в котором добывался материал для изготовления головных уборов моаи, или пукао. «Шапки» изготавливались из красной базальтовой пемзы, добываемой только в этом карьере, и, скорее всего, символизировали волосы. Поскольку пукао имели не все статуи, есть предположение, что они служили знаком особого почитания и уважения. По поводу того, как готовые пукао водружали на головы моаи, есть два мнения: либо статуи поднимали уже вместе с пукао, либо «шапки» доставляли наверх по специальной насыпи из камней или песка. Картинки с наглядным изображением этих способов представлены рядом с карьером.

Однако прежде чем устанавливать на статуи, пукао надо было ещё к ним доставить — дистанция порой достигала 12 км! Скорее всего, головные уборы катили по земле до места назначения, т.к. все они имеют округлую форму.

На Аху Винапу стоит обратить внимание ещё на один объект — стену в духе архитектуры инков из идеально подогнанных друг к другу каменных блоков. Этот факт свидетельствует о том, что инки, вероятно, были на острове, и используется для доказательства теории перуанского происхождения местного населения, предложенной Туром Хейердалом. С другой стороны, генетический анализ населения свидетельствует о его полинезийском происхождении, так что окончательная точка в этом вопросе пока не поставлена.

После Аху Винапу мы поехали на Аху Акиви — ещё одну платформу с моаи. Это ритуальное место уникально тем, что все семь каменных статуй «смотрят» в сторону океана, тогда как остальные моаи острова Пасхи обращены к океану спиной. По словам Самуэля, возможно, что Аху Акиви является памятником первооткрывателям острова, которые глядят в ту сторону, откуда они пришли.

Надо отметить, что когда-то все моаи на таких платформах были опрокинуты и долгое время просто лежали на земле, восстанавливать аху начали лишь во второй половине XX века. Так, например, Аху Акиви была отреставрирована в 1960 году. Рядом с Аху Акиви установлена памятная доска в честь тех пасхальцев, что пустились в открытое плавание в поисках новых мест обитания и не вернулись.

«Великолепная семёрка» моаи отлично смотрится со всех ракурсов, да и пейзажи вокруг такие, что хочется снимать и снимать. Чуть поодаль продавали сувениры — вырезанные из дерева фигурки моаи; я решила с покупками не торопиться и посмотреть ещё, но такие изящные мне потом так и не встретились, до сих пор жалею, что не купила сразу.

Тем временем, дело уже шло к вечеру, и экскурсия завершалась. Под конец нас привезли в одну бухту, на возвышении перед которой стоит одинокий, но очень большой моаи. Там есть пляж, и можно купаться, однако я не стала, т.к. вода показалась мне не такой уж чистой.

Потом всех развезли по отелям, я попрощалась с Самуэлем до завтра и пошла искать кафе или ресторанчик, где можно было бы не очень дорого поужинать. С момента обеда в далёком Паракасе я толком ничего не ела (самолётная еда не в счёт), поэтому чувство голода постепенно вытеснило даже не менее острое желание поспать. Найдя симпатичное место со столиками на открытом воздухе, я заказала копчёного тунца под грибным соусом с гарниром из риса и баклажанов, хлеб и пиво. В заведении я оказалась единственной клиенткой — может быть, поэтому заказ принесли довольно быстро (вообще местный обслуживающий персонал отличается своей неторопливостью и расслабленностью). Разумеется, всё было очень вкусно и исчезло в один момент!

Сытая и довольная, я ещё немного погуляла по окрестным улочкам, после чего вернулась в номер, легла и отрубилась.

Остров Пасхи — день второй

Новый день начался, как и положено, с завтрака, который, правда, оказался довольно скудным. В меню шведского стола входили мюсли, сыр, белый хлеб и, по-моему, фруктовый салат, а из напитков предлагались сок, чай или кофе. Но как бы то ни было, что может быть чудеснее завтрака НА ОСТРОВЕ ПАСХИ? Мысли о том, что я забралась так далеко и всё-таки реализовала свою самую заветную (на тот момент) мечту, приводили меня в восторг, и казалось, что ничто здесь не может испортить настроение.

Позавтракав, я собрала рюкзак, положив туда, в том числе, купальные принадлежности: предстоящая большая экскурсия должна была завершиться купанием в знаменитой бухте Анакена. А до этого в программе значилось посещение Рано Рараку, Аху Тонгарики и Те Пито Кура — самых интересных мест на острове Пасхи!

Как и вчера, от гостиницы меня забрал микроавтобус с гидом Самуэлем, и, собрав всех остальных, мы покатили к Рано Рараку.

Рано Рараку — это вулкан, из пород которого изготовлена большая часть всех моаи. У его подножия можно увидеть сотни каменных фигур: одни опрокинуты и расколоты, другие постепенно «врастают» в землю из-за эрозии, а третьи вообще остались недовысеченными — очертания полуготовых статуй хорошо заметны во многих местах этой каменоломни. Высота крупнейшей недоделанной фигуры достигает 21 м!

Также у Рано Рараку находится уникальная в своём роде статуя «присевшего» моаи — больше таких нигде не найдено.

В кратере вулкана расположено озеро с пресной водой, в этом живописном месте островитяне проводят ежегодные соревнования по триатлону.

Тот факт, что моаи здесь постепенно уходят под землю, очень удручает; у меня сложилось впечатление, что местные власти почему-то не особо заинтересованы в их сохранении и не видят в моаи никакой исторической и культурной ценности. Деньги на острове преимущественно идут на социальные нужды, а на содержание и развитие заповедника Рапа-Нуи остаётся совсем мало. Из-под земли у подножия вулкана то и дело проглядывают, как мне показалось, детали каменных статуй (в частности, носы), а о том, сколько фигур уже полностью скрыты под слоем почвы, можно только догадываться. Печально.

Со стороны Рано Рараку открывается отличный вид на Аху Тонгарики — крупнейшую платформу с пятнадцатью моаи, которая была восстановлена японскими археологами в 1997 году. Весь процесс реставрации, во время которого статуи отвозились в Японию (!), занял три года. Сегодня Аху Тонгарики — одно из самых впечатляющих мест на острове Пасхи.

Глядя на эти платформы и огромные статуи, разбросанные по всему острову, а также оценивая расстояния от них до Рано Рараку, где высекались моаи, задаёшься закономерным вопросом: как же их туда перемещали? В своей книге «Аку-Аку» Тур Хейердал описывает эксперимент, в котором местными жителями были воспроизведены все этапы изготовления, перетаскивания и установки моаи на постамент. До места установки каменного истукана волоком тащила толпа рапануйцев, а для его подъёма использовали брёвна и камни, подкладываемые под основание статуи. Я склонна верить, что примерно так это всё и происходило, однако если вы спросите кого-нибудь из аборигенов о том, как перемещали моаи, то вам, скорее всего, ответят, что «они шли сами» — в эту легенду там верят все или почти все. Самуэль, кстати, сказал мне то же самое.

Теперь, что касается Самуэля и его экскурсии «на английском языке». Если в предыдущий день всё было нормально, и он действительно рассказывал на английском, то сегодня в составе группы кроме меня оказались сплошь испаноязычные туристы, с которыми Самуэль большую часть времени трепался на испанском. Да, именно «трепался», потому что по интонациям и задорному смеху, сопровождавшему их общение, становилось ясно, что экскурсия плавно перетекает в обсуждение каких-то иных тем. Время от времени Самуэль вдруг вспоминал обо мне, минут пять говорил на английском о том месте, где мы находимся, и снова возвращался к остальным.

Сказать, что я жутко расстроилась, значит, ничего не сказать — я была просто в отчаянии! Мне хотелось получить максимум информации, узнать об острове и загадочных фигурах всё, что только можно, ведь я сюда БОЛЬШЕ НИКОГДА НЕ ПРИЕДУ!!! Это мой единственный шанс, и вот он — человек, местный житель, который, наверняка, обладает ценными знаниями, но вот только говорить со мной на английском не хочет. А по-испански я вообще ни черта не понимаю! В итоге мне пришлось буквально выцарапывать из него хотя бы что-нибудь, задавая интересовавшие меня вопросы. Я опиралась на факты, о которых прочитала в книге Хейердала, и хотела узнать мнение Самуэля по многим затронутым в ней темам: зачем делали моаи, как это происходило, действительно ли существовали враждующие друг с другом племена «длинноухих» и «короткоухих», кто такой «аку-аку» и есть ли он у Самуэля. Но мне мало, что удалось, т.к. основную часть времени гид весело общался с испаноязычниками. С того момента я возненавидела испанский язык, честное слово.

Какое-то время я бродила по Рано Рараку мрачнее тучи, пока, наконец, усилием воли не заставила себя перестать злиться и принять всё, как есть. Ведь главное, что я сама здесь, что судьба подарила мне шанс воочию увидеть это райское место — чего ещё надо, спрашивается? С гидом, конечно, не повезло, но, видимо, не бывает так, чтобы везде было хорошо :)

После Рано Рараку мы подъехали поближе к Аху Тонгарики. Пятнадцать фигур моаи стоят на платформе спиной к океану и смотрят вглубь острова; все моаи разные, некоторые лица сделаны более аккуратно, другие — более грубо, на одной из статуй имеется пукао. По сравнению с моаи на внешнем склоне Рано Рараку, эти гораздо меньше — менее 9 м в высоту. Эх, подумала я, сколько всего они бы поведали нам, если б только могли говорить… Но каменные идолы молчат, храня в себе многие тайны острова Пасхи.

Мы по очереди сфотографировались с этой серьёзной «компанией» и поехали дальше — к Аху Акаханга, где лежит несколько упавших и частично разбитых фигур, на которые очень грустно смотреть. Здесь же можно увидеть, что испорченные элементы «неудавшихся» статуй островитяне использовали в качестве материала для создания самой платформы — аху.

Затем была остановка на обед-пикник: нам приготовили на огне обалденно вкусное мясо и курицу с гарниром из салата и риса. Утолив голод и освежившись холодным свежевыжатым соком, мы продолжили экскурсию на Те Пито Кура.

Те Пито Кура — место неоднозначное. Его называют «пупом Земли» (как и весь остров в целом), т.к. оно представляет собой площадку, в центре которой лежит большой округлый камень, окружённый четырьмя шарообразными камнями поменьше. Большой камень — предположительно, метеорит, и если к нему поднести компас, то стрелка сразу же начинает менять ориентацию и хаотично крутиться. Выглядит «пуп Земли» неубедительно и производит впечатление чего-то искусственного, вроде аттракциона для туристов.

Неподалёку отсюда находится самый большой «законченный» моаи длиной 10 м. На его подъём средства пока не нашли, поэтому он по-прежнему лежит вниз лицом, а рядом валяется его «шапка».

Ну и, наконец, предел мечтаний и сладкий сон уставшего путешественника — бухта и пляж Анакена. Здесь завершилась наша большая экскурсия, и по истечении полутора часов, отведённых на отдых у океана, мы должны были возвращаться в Ханга Роа.

Бухта Анакена — неописуемо красивое место, в котором, по легенде, впервые высадился на остров будущий король Хоту Матуа. Он явно знал, где высаживаться, т.к. лучшего участка на острове просто не найти! За шикарным пляжем с пальмами и мелким белым песком расположена симпатичная группа моаи под названием Аху Нау Нау; статуй на ней изначально было семь, но от двух остались только нижние части, зато из пяти оставшихся полноценных идолов четыре имеют «шапочки».

На Анакене хочется провести как минимум день, так что я решила, что непременно приеду сюда завтра самостоятельно. Сегодня же за полтора часа мне предстояло успеть многое: задать оставшиеся вопросы Самуэлю и попросить его отметить для меня на карте острова самые интересные места для самостоятельного посещения, сделать фотографии, искупаться и позагорать.

«Допрос» уже собравшегося было отдохнуть от нас Самуэля занял почти полчаса. Поскольку мой следующий день на острове был полностью свободным, я хотела спланировать его так, чтобы успеть посмотреть самое интересное из того, что мы не видели, и, конечно, провести несколько часов на Анакене. Самуэль посоветовал мне взять напрокат велосипед и отметил, где это можно сделать, сориентировал по основным достопримечательностям и по времени на их осмотр, ответил ещё на ряд вопросов, после чего я всё-таки от него отстала, т.к. поняла, что терпение гида на пределе. Что ж, спасибо и на этом. Помимо всего прочего я также узнала у него, где можно посмотреть танцевальное шоу кари-кари, про которое мне говорила Елена в Лиме. Это оказалось недалеко от моей гостиницы, чуть позже я обязательно о нём напишу.

Оставив Самуэля в покое, я побежала купаться. Вода в океане была очень тёплая, градусов 25, так что выходить не хотелось. Я немного погрелась на вечернем солнышке, переоделась и пошла фотографировать Аху Нау Нау. И тут случилось чудо: по-английски меня окликнул какой-то турист и попросил сфотографировать его на фоне моаи, из последовавшего разговора выяснилось, что он тоже русский, из Москвы! Как же приятно было услышать родную речь после ненавистного испанского!!! Я воспользовалась случаем и протянула ему свой фотоаппарат; человек подошёл к делу творчески и сделал пару забавных снимков, один из которых вы видите ниже. Очень хотелось пообщаться ещё, но мужчина спешил к своим, и мы попрощались.

Около пяти вечера мы покинули Анакену и вернулись в свои отели. Я к тому времени уже придумала себе программу на остаток дня, включавшую в себя пешую прогулку к ещё одной платформе с моаи, расположенной в двадцати минутах ходьбы от гостиницы, и посещение танцевального шоу кари-кари.

Первым делом я, конечно, купила себе билет на вечернее представление — стоил он, кажется, 20 долларов; начиналось действо в 21 час, и до этого можно было спокойно гулять. Ориентируясь по карте, я пошла по направлению к Аху Тахай.

Эта платформа восстановлена в 1960 году и, как и большинство других, расположена на побережье океана, к которому каменные идолы по традиции обращены спинами. На самой платформе стоят пять скульптур, от одной из которых сохранилось лишь основание, рядом — ещё две одиночные фигуры, в том числе один моаи с глазами. Вообще раньше, наверное, все моаи были с глазами (из коралла и обсидиана), но потом, когда статуи порушили, глаза выпали и куда-то пропали.

Перед Аху Тахай — большое зелёное пространство, где иногда гуляют лошади; с тех пор, как этих животных завезли на остров с континента, они расплодились здесь в большом количестве и чувствуют себя комфортно и вольготно.

Данное место очень популярно у туристов: многие приходят сюда специально, чтобы полюбоваться закатом; моаи в лучах заходящего солнца — зрелище уникальное и волшебное по красоте. Впрочем, это будет завтра, а в этот вечер я заката дожидаться не стала, поскольку надо было ещё успеть на шоу.

После Аху Тахай я забежала в свой номер, чтобы переодеться, и к половине девятого вечера подошла к заведению, где выступает шоу-балет кари-кари. Я пришла заранее, поэтому заняла удобное место на длинной скамейке в среднем ряду; попозже подошёл основной народ, и к началу представления свободных мест уже почти не было.

Первыми на сцену вышли вокалисты и музыканты: женщина в платье, солидный мужчина с аккордеоном и парни в набедренных повязках с гитарами, бубнами и прочими струнными и ударными инструментами. Какое-то время они просто играли, а потом на сцене появились главные действующие лица — танцоры: мужчины и девушки, всего человек двенадцать. Танцевали здорово, все полтора часа я смотрела не отрываясь. Агрессивные, воинственные движения мужской части коллектива гармонично сочетались с изящным женским танцем, артисты околдовывали зрителя своей великолепной пластикой и музыкальностью. Всё это происходило на фоне яркого вокально-инструментального сопровождения и выглядело очень красиво и эстетично. Я получила огромное удовольствие, и потому советую всем, кого занесёт на остров Пасхи, обязательно посмотреть подобное шоу — удовольствие гарантировано.

Когда я оттуда вышла, было уже, конечно, совсем темно, но до отеля я дошла совершенно спокойно. Остров Пасхи — одно из самых безопасных в криминальном отношении мест в мире, здесь не случаются преступления, и практически отсутствует воровство: так, например, велосипед можно спокойно оставлять на улице — его никто не возьмёт. Воистину рай на земле.

На этом завершился ещё один мой день на острове Пасхи, оставалось ещё полтора.

Остров Пасхи — день третий

Итак, наступил мой свободный день на острове мечты. План был составлен ещё вчера и подразумевал обязательное посещение таких мест, как пещера Те Паху, вулкан Рано Као, нескольких платформ с моаи и, разумеется, пляжа Анакена. Не теряя времени, сразу же после завтрака я направилась в пункт проката (под названием «Маке-маке») брать велосипед.

Аренда велосипеда на сутки стоила, если не ошибаюсь, около 10 долларов; в залог полагалось оставить там какой-нибудь документ, но мне, кажется, удалось договориться о том, чтобы ничего не оставлять (предпочитаю паспорт всегда носить с собой). Я выбрала себе «коня» и поехала выполнять собственную программу.

Программа, честно говоря, была чрезвычайно амбициозная и, как выяснилось по ходу, практически невыполнимая. Я явно переоценила свои силы, недооценила расстояния между объектами и совершенно не подумала про рельеф местности — но обо всём по порядку.

Начать я решила с пещеры Те Паху, т.к. она не входила в экскурсионную программу, но представляла определённый интерес: я читала о ней и в книге Тура Хейердала, и в отзывах других туристов и хотела побывать там сама. Эта лавовая пещера расположена где-то недалеко от Аху Акиви, где мы были в первый день, её местоположение отметил для меня вчера на карте Самуэль. В словах «где-то недалеко» скрывалась первая большая проблема: пещера очень неприметная, указателей почти нет — попробуй найди!

Вторая большая проблема заключалась в дороге: асфальт через несколько километров сменяется грунтовкой, которая вскоре превращается в труднопроходимое грязное месиво. На машине-то сюда не всякий сунется, а с велосипедом — только безумец. Но у меня стояла цель — увидеть пещеру Те Паху, поэтому я упрямо тащилась через ямы, лужи и ухабы, вспоминая по пути все известные ругательства и придумывая новые. По дороге мне, кстати, встретились вчерашние испаноязычные туристы: они, конечно, ехали на внедорожнике и посмотрели на меня, как на психа. Ну и ладно.

К тому моменту я уже даже не ехала на велосипеде, а шла пешком и везла его сама. Навыков езды по бездорожью у меня не было, да и «конь» оказался больно тяжёлым, так что я быстро выбилась из сил, крутя педали. Отчаяние постепенно нарастало, но тут некие высшие силы, видимо, всё же сжалились и вывели меня к этой злополучной пещере.

Я зашла внутрь пещеры и осмотрелась. В прошлом, островитяне, наверное, использовали её для проведения каких-то ритуалов или прятались там во время междоусобиц. Внутри сыро и темно (немного света, правда, всё-таки проникает), но пройти можно довольно далеко, прежде чем вода полностью не преградит путь. Я провела там минут пятнадцать, встретив на входе группу ещё одних самостоятельно гуляющих туристов. В итоге, вынуждена признать, пещера не произвела на меня сильного впечатления и явно не стоила потраченного времени и сил, но кто ж знал, что так получится.

Как бы то ни было, но следовало ехать дальше, следующим объектом в моей программе значился вулкан Рано Као. Однако и здесь всё оказалось ох как непросто.

Рано Као находится в юго-западной оконечности острова Пасхи и имеет высоту 324 м. «Вроде бы ерунда, доеду», — думала я. А, может, и не думала — такое тоже случается. В результате этот подъём меня добил. Большую часть пути я снова шла пешком, таща велосипед за собой, изнывая от жары и нестерпимой жажды. Солнце палило беспощадно, воды нигде не было, а дорога всё не кончалась и не кончалась. Дойдя до какой-то скамейки, я плюхнулась на неё и первые минуты просто тупо смотрела невидящим взглядом перед собой. Потом, когда способность соображать вернулась, я догадалась сфотографировать пейзаж: сверху открывался замечательный вид на остров и Тихий океан. Посидев ещё немного, я-таки решила идти до конца, благо оставалось не так уж и далеко.

Рядом с вулканом Рано Као расположена древняя ритуальная деревня Оронго, куда я по ошибке сначала и забрела. В саму деревню на следующий день у нас должна была быть программная экскурсия, поэтому идти туда самостоятельно я не собиралась. Приветливый дядечка в кассе музея настойчиво звал меня посмотреть этот комплекс, а, узнав, что завтра я приду сюда с группой, был даже готов пропустить меня сегодня без билета. Больших трудов стоило объяснить ему, что всё, что мне нужно — это попить воды и более ничего. Наконец, он вроде меня понял и принёс кружку воды. Я выпила, искренне надеясь, что она кипячёная, поблагодарила его и поехала поплелась к вулкану.

Рано Као — потухший вулкан диаметром 1 км и глубиной 200 м. В его кратере находится озеро — самое большое из трёх имеющихся на острове и использующееся местными в качестве источника пресной воды. Место, конечно, фантастическое, с потрясающими панорамами — фотографии, к сожалению, не передают всего великолепия видов и яркости красок.

Я была рада, что добралась до цели, но вместе с тем понимала, что больше уже в этот день ничего посмотреть не смогу — успеть бы до Анакены доехать. В обратный путь с вулкана я, естественно, поехала на велосипеде: спускаться-то одно удовольствие, тем более что дорога там хорошая, асфальтированная. Оказавшись внизу, я немного попетляла по улочкам Ханга Роа и вырулила на шоссе, ведущее к Анакене. Ехать предстояло на другой конец острова, велосипед шёл тяжело, а дорога представляла собой череду спусков и подъёмов.

По времени было уже три часа дня, и тут я задумалась: такими темпами я буду на пляже не раньше пяти, и позагорать, видимо, не получится. Что же делать? Я повернула обратно к гостинице, оставила велосипед в номере и попросила портье вызвать такси. Машина подъехала почти сразу, и через 10-15 минут я уже расстилала полотенце на белом песке Анакены. С таксистом договорилась, чтобы он забрал меня в шесть, и на два часа полностью отдалась океану, солнцу и ласковому ветру. Было очень здорово, но мало. Сейчас, опираясь на полученный опыт, я, безусловно, всё спланировала бы по-другому, но сделанного, как говорится, не воротишь. Что было, то было.

Идея покорить остров на велосипеде была изначально неверна. Он только кажется маленьким, а на самом деле, расстояния тут приличные, да и дорога не идеально ровная. Отправляясь на остров Пасхи, надо брать с собой водительские права (если они у вас есть) и арендовать машину — тогда проблем быть не должно; я, лично, очень жалею, что оставила права дома.

Ещё более обидно мне стало на следующий день, когда после посещения деревни Оронго нас привезли… к вулкану Рано Као! На фига, спрашивается, я туда тащилась с велосипедом, проклиная всё на свете??? А вышло так из-за того, что в памятке, которую мне дали по прибытии на остров, ничего не было написано про это место — я и решила, что мы туда не поедем. А сколько времени можно было бы сэкономить!!!

Таким образом, некорректно написанная памятка в сочетании с собственными головотяпством и упрямством привели к тому, что единственный свободный день на острове Пасхи был потрачен на никому не нужные «велосипедные мытарства». Что ж — значит, так было надо.

У меня, однако, оставался ещё свободный вечер, который я собиралась провести на Аху Тахай, любуясь закатом. В шесть вечера, как и договаривались, к Анакене подъехал таксист и довёз меня до отеля, а к семи я пришла на Аху Тахай, где уже гуляли несколько групп туристов. Собственно закат начался в восемь и стал своего рода компенсацией за все мои сегодняшние неудачи.

Представьте: тишина, лёгкий ветерок, плеск волн и желтовато-розовое предзакатное небо, на фоне которого стоят четыре молчаливые статуи. Они далеки от суеты этого мира, за их спинами прошли сотни тысяч таких закатов, но они смотрят в другую сторону и, вероятно, видят иные картины, не доступные нам. Здесь царит атмосфера безмятежности. Из головы уходят все неприятные мысли и проблемы, наступает покой и умиротворение.

Говорят, что ещё более сильное впечатление производят моаи при луне; многие платформы (аху) имеют астрономическую ориентацию и при лунном освещении приобретают особый вид. Как бы я хотела на это посмотреть! Но возможности ехать на ночную прогулку по острову у меня тогда не было. Если вдруг (а вдруг!) судьба занесёт меня снова на остров Пасхи, я обязательно реализую эту свою мечту.

А пока я попрощалась с моаи, которых завтра уже не увижу, и зашла поужинать в одно из кафе в Ханга Роа. Заказала, по-моему, кусочки говядины с гарниром (ломо сальтадо) и какой-то напиток — было довольно вкусно. Вернувшись в отель, потихоньку собрала чемодан, и легла спать. Завтра, по сути, начинался мой долгий путь домой.

Остров Пасхи — день четвёртый

Как бы ни было грустно, но момент прощания с островом Пасхи неотвратимо приближался. В последний день в программе была запланирована ещё одна экскурсия, но номер в отеле следовало освободить сразу после завтрака — все вещи, соответственно, брались с собой. Я сделала несколько прощальных фото этого милого райского уголка, утопающего в зелени, поблагодарила портье и заняла своё место в прибывшем микроавтобусе, проследив, чтобы мой чемодан погрузили в багажное отделение.

Сегодня мы посещали ритуальную деревню Оронго, вулкан Рано Као и ещё одно живописное место под названием Ана Тангата. Поменялся гид: вместо Самуэля в этот раз работала Кристина; она, как и положено, рассказывала на английском, очень подробно и понятно — вот так бы с самого начала!

Итак, Оронго, как я уже писала, представляет собой ритуальное поселение, жители которого почитали культ птицечеловека, или тангата-ману. Ежегодно весной там устраивались следующие соревнования: участникам-воинам необходимо было преодолеть кратер вулкана Рано Као, спрыгнуть в океан и доплыть до островка Моту-Нуи, где они должны были найти яйцо птицы манутара (чёрной крачки) и доставить его на остров Пасхи своему хозяину. Иногда яйца приходилось ждать несколько дней, в течение которых соревнующиеся находились на маленьком клочке земли, по сути, без еды и питья. Хозяин воина, первым принёсшего яйцо, объявлялся победителем — птицечеловеком (Тангата-ману); весь следующий год этот «счастливец» должен был провести в специальной пещере, куда ему приносили еду и приводили белокожих девственниц — девушек, которых предварительно содержали в другой пещере на противоположном конце острова, чтобы добиться белого цвета кожи. Клан победителя также получал на год определённые привилегии.

В музее Оронго можно подробно прочитать о культе птицечеловека и об этих соревнованиях (на нескольких языках, в т.ч. на английском), посмотреть картинки, изображающие различные этапы погони за яйцом и саму птицу манутара, а также узнать значение многих религиозных символов, связанных с поклонением богу Маке-маке. Эти символы в виде петроглифов выдолблены на камнях на мысе и довольно чётко различимы до сих пор. Так, сам бог Маке-маке изображался в виде маски с большими глазами, Тангата-ману — как человечек с птичьей головой, изображения же яйца — комару — служили символом женского плодородия.

Островки Моту, в т.ч. Моту-Нуи, куда плавали претенденты на звание птицечеловека, прекрасно видны со стороны Оронго; все они имеют высокие скалистые берега — чтобы туда забраться, нужно обладать недюжинной ловкостью и отвагой, тем более что потом надо ещё спускаться и плыть обратно. Как рапануйцы ухитрялись не разбиться сами и сохранить в целости яйцо, не представляю.

Эти островки на фоне синей-синей воды, пенящейся у берегов, создают неотразимую картину и так и просятся на какое-нибудь широкоформатное пейзажное фото!

В деревне Оронго также можно увидеть каменные пещеры, в которых обитали тогдашние жители, и другие каменные сооружения, использовавшиеся, вероятно, для хранения различных запасов. Вход в такие склады специально делали очень узким, чтобы защитить запасы от воды. Внутрь залезать не разрешается — об этом предупреждает перечёркнутая стрелка на камне у входа.

Наконец, мы подошли к вулкану Рано Као, до которого я с таким трудом и упорством вчера добиралась — он был всё так же прекрасен. Я попросила одного из наших туристов сфотографировать меня на фоне вулкана, а чуть позже ко мне присоединился один чилиец, с которым мы пытались пообщаться на английском. Общение, правда, шло туго, т.к. парень, видимо, находился ещё на начальном этапе освоения языка.

От Кристины я узнала, что кари-кари — это, оказывается, место в кратере, откуда начинались описанные выше ежегодные соревнования по поиску яйца птицы манутара. Сегодня, как вы помните, так называется местный шоу-балет, выступление которого я имела удовольствие посетить два дня назад.

Завершив осмотр деревни Оронго и вулкана, мы подъехали к пещере Ана Тангата — той самой, где новоиспечённый птицечеловек должен был отсидеть год. На потолке здесь просматриваются многочисленные изображения птицечеловека, выполненные в красно-белых тонах и неплохо сохранившиеся до наших дней.

Пещера расположена в просто НЕВЕРОЯТНО КРАСИВОЙ бухте! Я попыталась поймать на фото момент, когда волны прибоя разбиваются о камни и разлетаются на миллиарды капелек — обожаю подобные кадры! К огромному сожалению, в этом чудесном месте мы провели всего пятнадцать минут, т.к. пора было ехать в аэропорт (помимо меня в этот день улетали и другие туристы). Ана Тангата стала ярким завершением моего пребывания на острове Пасхи, казавшегося когда-то таким далёким и недосягаемым…

В аэропорт Матавери приехали в районе часа дня; на аэродроме уже стоял наш самолёт, прилетевший с Таити и осуществлявший дозаправку перед вылетом в Сантьяго. На прощание Кристина подарила всем уезжающим маленькие фигурки моаи в пукао на верёвочке — в память об острове.

Я сдала багаж, прошла паспортный контроль и предполётный досмотр и пробежалась по немногочисленным сувенирным магазинчикам в аэропорту. Купила себе футболку и декоративную тарелку с изображениями моаи, а также сувениры друзьям. Ещё я привезла домой деревянную фигурку моаи, которую приобрела днём раньше возле Анакены.

В Матавери, кстати, тоже можно увидеть моаи: он стоит у выхода из зала регистрации, встречая и провожая туристов. Я сфотографировала его на прощанье и пошла на посадку.

Обратно я снова летела через Сантьяго, однако в этот раз багаж зарегистрировали транзитом до Лимы, что было, конечно, очень удобно. Поздним вечером я прибыла в Лиму, где меня, как всегда, встретил Гильермо и отвёз в гостиницу. На следующий день мне предстоял длительный перелёт домой через Париж, поэтому я постаралась сразу же лечь спать, чтобы к утру быть в форме.

И снова Лима

До времени отъезда в аэропорт у меня было ещё свободных полдня, поэтому после завтрака в гостинице я пошла прогуляться к Тихому океану, чтобы в последний раз насладиться замечательным видом. Погода, правда, стояла пасмурная, и туман гаруа закрывал почти всю панораму.

Чемодан был уже собран, поэтому я могла позволить себе ещё немного побродить по улочкам Мирафлорес и по дороге заглянуть в сувенирные лавки. Ничего существенного я, однако, не купила — так, пару магнитиков на холодильник и ещё какую-то мелочь на память.

Потом я вернулась в отель, где меня ждала приятная встреча: в холле уже сидели с чемоданами Марина и Надежда — девушки из нашей группы, как и я ожидавшие трансфера в аэропорт. Мы общались всю дорогу, делясь друг с другом впечатлениями, показывая фотографии и вспоминая дни, проведённые вместе. После Пуно, где мы разделились, они поехали в знаменитый каньон Колка, где летают кондоры, а оттуда в «белый город» Арекипу, практически все здания которого выстроены из белой горной породы. Я же рассказала им про остров Пасхи и пообещала прислать по электронной почте фотографии моаи.

Марина и Надежда летели другим рейсом, поэтому в аэропорту мы распрощались. До Парижа я долетела без задержек, а вот самолёт в Санкт-Петербург ушёл позже на час из-за того, что везли каких-то собак и долго производили их погрузку. Поздним вечером 2-го октября я, наконец, вернулась домой — так закончилось моё пока самое дальнее и экзотическое путешествие.

Погода

Перу — страна, на территорию которой приходится целых три климатические зоны, поэтому погодные условия разнообразны и напрямую зависят от того, где именно вы находитесь. Так, в горах (Куско, Пуно) нужно быть готовыми к большим перепадам температур: днём очень жарко, ночью очень холодно, причём после захода солнца температура понижается просто стремительно. На побережье (это, например, Паракас) жарко и влажно, хотя в столице Лиме климат умеренный, и экстремальной жары не бывает.

Подводя итог своему путешествию, могу сказать, что сентябрь — отличное время для посещения Перу. Главное — положить в чемодан как тёплую, так и лёгкую, летнюю одежду, чтобы чувствовать себя комфортно в любое время суток. Естественно, могут пригодиться зонтик и плащ-дождевик, хотя осадков здесь, особенно в горной местности, в это время выпадает немного.

Что же касается острова Пасхи, то туда можно ехать вообще в любое время! На протяжении всего года температура на острове колеблется от +19 до +24 градусов, осадков мало — идеальные условия для поездки, когда бы вы её не запланировали.

Если же говорить об угрозе стихийных бедствий, то да, конечно, в Перу возможны и наводнения, и землетрясения, а на острове Пасхи есть риск цунами (об этом предупреждают даже специальные таблички), но лучше об этом не думать. Вероятность их возникновения всё-таки невелика и не должна являться серьёзным аргументом против поездки в эти края.

Организация

Проживание

Все отели, в которых я жила, были уровня трёх звёзд и в общем-то этому уровню соответствовали. Неприятные воспоминания остались только от гостиницы в Лиме (по-моему, она называлась Casa Andina Centro), где я буквально замерзала в своём номере. В гостиницах Куско имелись обогреватели, в Пуно тоже было достаточно комфортно. Везде предоставлялся бесплатный доступ к Wi-Fi, благодаря чему я каждый вечер писала письма домой и узнавала российские новости.

На острове Пасхи я жила в отеле Otai, от которого при прибытии пришла в полный восторг: как я уже писала, он располагался в саду и весь утопал в зелени и цветах. Номер, правда, был простенький, с уже не новой мебелью, но зато там имелась уютная веранда с плетёными креслами и столиком. Здесь за Wi-Fi попросили 10 долларов, которые я платить не стала, решив обойтись в эти дни без Интернета, благо мобильная связь работала без перебоев.

Розетки в отелях попадались разные: как с плоскими, так и с круглыми разъёмами. С собой у меня были необходимые переходники (имею набор таких для всех возможных видов розеток :)), так что проблем с зарядкой аппаратуры не возникало. В случае чего переходник всегда можно попросить на рецепции.

И ещё: почти во всех отелях в горной местности есть кислородные баллоны — для тех туристов, кто страдает от горной болезни. Если вам сделалось плохо, то надо подойти к столику администратора и попросить дать подышать из баллона (это бесплатно) — должно стать легче. Я к такой помощи, к счастью, не прибегала, но точно помню, что видела подобный баллон в отеле в Куско.

Питание

Завтракали мы, как водится, в гостиницах; везде был шведский стол с довольно неплохим выбором блюд, как горячих (сосиски, омлет), так и холодных (сыр, ветчина, овощи, фрукты). Самыми скудными оказались завтраки на острове Пасхи, где предлагались одни мюсли да фруктовый салат.

Также в программу входили обеды в Мачу-Пикчу, Священной долине инков, по дороге из Куско в Пуно и один обед-пикник на большой экскурсии по острову Пасхи. Всё было достаточно вкусно и сытно, особенно мне понравился шведский стол в городке Писак (в долине инков) с огромным ассортиментом всего-всего.

Питанием в остальное время каждый обеспечивал себя самостоятельно. Перу славится своей разнообразной кухней: здесь можно отведать и мясные, и рыбные блюда, в том числе попробовать куя (жареную морскую свинку) и севиче (сырую рыбу, замаринованную в соке лайма). Для того чтобы вкусно поесть, не обязательно заходить в дорогие рестораны, в заведениях попроще тоже готовят весьма достойно.

Конечно, в городах есть и продуктовые магазины, где можно купить всё необходимое, чтобы перекусить в номере или взять еду с собой в дорогу.

Остров Пасхи в этом отношении стоит особняком: здесь всё дорого и еда в том числе. Дело в том, что на самом острове практически ничего не выращивают, еду туда привозят с материка, и это, разумеется, обходится недёшево. Но и тут можно при желании найти более-менее доступное по ценам кафе и нормально поесть.

Что касается общения с местным населением, то, к сожалению, по-английски в Перу и на острове Пасхи понимают плохо, т.к. основной язык здесь испанский. Если знать испанский, проблем нет никаких, в противном случае приходится подключать логику, язык жестов или обращаться за помощью к гиду (по возможности).

Транспорт

Ох, на чём я только не ездила и не летала в эту поездку: самолёты, автобусы, микроавтобусы, катер. Одних перелётов я насчитала 11 штук (включая полёт над Наской)! При этом никаких замечаний и претензий к транспортному обслуживанию у меня нет.

Особой благодарности заслуживает Гильермо, обеспечивавший трансферы в аэропорты и обратно: он всегда приезжал точно в срок, и его никогда не надо было разыскивать.

Внутренние перелёты — это, конечно, очень тяжело, особенно если летишь ночью, а на следующий день уже экскурсия, но я была готова к такому режиму: всегда приходится чем-то жертвовать ради того, чтобы получить максимум впечатлений и увидеть как можно больше всего за короткий период отпуска.

Работа гидов

Наши гиды по Перу — Елена (в Лиме) и Ольга (в Куско) — отработали блестяще. За уже довольно долгий срок проживания в этой стране они успели узнать о Перу всё — по крайней мере, этого с лихвой хватило, чтобы переполнить нас информацией и дать, что называется, пищу для дальнейших размышлений.

Ситора, сопровождавшая нас на Титикаке, стоит в этом неформальном рейтинге, конечно, пониже, но и она искренне старалась сделать для туристов максимум и, кроме того, очень помогла мне при отлёте в Лиму из Хулиаки.

Ещё всю дорогу Ситора расхваливала нам своего замечательного мужа — перуанца Омара, который тоже работает гидом и должен был ехать с группой на Титикаку вместо неё, но по какой-то причине не смог. Так вот, этот Омар вёз наших туристов в каньон Колка и Арекипу (т.е. когда меня с ними уже не было) и, как поделились потом со мной Надежда с Мариной, почти всю дорогу спал…

Ну а про гидов на острове Пасхи я уже писала выше. К Самуэлю у меня осталось много претензий, а к Кристине вопросов нет — жаль, что она не была с нами с самого начала. Вообще на острове, наверное, не так много туроператоров, конкуренция невелика — отсюда такое отношение к туристам. Вывод я для себя сделала такой: на остров Пасхи нужно отправляться уже подготовленным, получив всю необходимую информацию в книгах и интернете, а приехав туда, сконцентрироваться на самостоятельных прогулках и поездках; остров располагает к уединению и философским размышлениям о вечности, а местным гидам вы там совершенно не нужны.

Итоги

Достоинства программы: чрезвычайно насыщенный маршрут, позволяющий увидеть сразу несколько всемирно известных объектов и мест (Мачу-Пикчу, Титикака, Наска, остров Пасхи).

Недостатки программы: высокая стоимость тура, утомительность (множество внутренних перелётов + ночной переезд в Паракас), риск плохого самочувствия на высоте, англоговорящие гиды на острове Пасхи.

Оценка путешествия по 5-балльной шкале и рекомендация

Общая организация – 4 (претензии только к обслуживанию на острове Пасхи)

Продуманность маршрута – 5

Услуги гида – 4 (сняла балл за остров Пасхи)

Условия проживания – 4 (холодный отель в Лиме)

Питание – 5

Транспортное обслуживание – 5

Рекомендация:

Если есть деньги и здоровье, надо ехать. Все физические перегрузки, недосыпы и недоедания с избытком окупятся такими яркими и «вкусными» впечатлениями, какие вы не получите более нигде. Можно также взять тур без острова Пасхи, но с каньоном Колка и Арекипой — тогда будет меньше перелётов и дешевле. В общем, думайте, считайте и решайтесь!


BELMAR — С ЛЮБОВЬЮ К МИРУ!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *